PCEtLSA8c2NyaXB0IGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWlkPSIxMjQ5Ig0KZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tZm9ybWF0PSJmdWxsc2NyZWVuIiBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1zaXRlX2lkPSJTVEJfRnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tY29udGVudF9pZD0ic3RiLnVhIiBzcmM9Imh0dHBzOi8vcGxheWVyLnZlcnRhbWVkaWEuY29tL291dHN0cmVhbS11bml0LzIuMTEvb3V0c3RyZWFtLXVuaXQubWluLmpzIj48L3NjcmlwdD4gLS0+

Солистка Go_A Катя Павленко: «На Евровидении все устали от форматных песен и сексуальных девушек в серебристых платьях»

03.06.2021

Прошло две недели после финала песенного конкурса Евровидение-2021 в Роттердаме, на котором представители Украины, группа Go_A, поШУМели так, что заняли пятое место в общем рейтинге и второе место по голосам зрителей!

евровидение 2021

Украинскую этническую музыку услышала вся Европа и мир: песня «Шум» на протяжении 10 дней лидирует в мировом чарте вирусных хитов в рейтинге Spotify «Viral 50», клип на песню уже собрал 10 миллионов просмотров, а выступления группы на Евровидении просмотрело около 12 миллионов пользователей YouTube. «Шум» стала первой украиноязычной песней в истории, которая попала в престижный мировой чарт «Billboard»!

С невероятным голосом этой группы, солисткой Катей Павленко, мы решили вспомнить, как начиналась история Gо_A на Евровидении. Как они получили приглашение на Нацотбор и что в тот момент думали? Почему так неуверены были в своем участии на конкурсе? Вспомнили о сложном периоде подготовки к Евровидению, затянувшемся на год. Поговорили о трудностях, которые возникали у группы. И узнали, считают ли они до сих пор свое творчество «неформатом».

евровидение 2021

Больше по теме: Песня «Шум» группы Gо_A дебютировала в чарте Billboard 200

Катя, вернемся на полтора года назад – когда Руслан Квинта нашел вас по песне «Рано-раненько» и позвонил вам с предложением принять участие в Нацотборе на Евровидение. Какова была ваша реакция? Почему согласились?

Когда нам позвонили с Нацотбора, мы приятно удивились. В этот момент Тарас находился на студии и записывал парня, которого после нас тоже пригласили. Мы тогда еще подумали: наверное, обзванивают всех и мы просто попали в этот список артистов. Но нам стало интересно, потому что этот конкурс мог реанимировать нашу группу. На тот момент мы опять искали нового гитариста, у нас менялся состав и это плохо влияло на наше творчество. А тут у нас появилась цель и мы принялись писать песню.

Тогда были ли вы уверены в себе, в своей песне и в том, что можете победить? Когда эта уверенность к вам пришла?

Мы были уверены в себе как в музыкантах, но не были уверены в том, что сможем победить. Мы много лет слышали отказы, слышали, что мы неформат, поэтому особых надежд на конкурс не возлагали. У нас была единственная цель – представить свою группу.

А уверенность пришла в тот момент, когда мы зашли за кулисы и увидели, насколько сильно нас поддерживают люди. Закралась мысль, что, возможно, мы можем победить. Мне очень понравилась фраза Руслана Квинты, когда мы только-только пришли на прослушивание на СТБ и запели, тогда он сказал: «Спасибо, что пришли. Хоть настроение подняли». А потом мы увидели, как классно к нам относится команда СТБ, насколько они идут навстречу, помогают, заинтересованы в том, чтобы все мы классно выглядели, у нас все получалось, поддерживали нас морально и с идеей, – это вдохновляло.

евровидение 2021

Больше по теме: Украинцы Go_A возглавили мировой чарт топ-50 трендовых песен на Spotify

После финала Нацотбора наступило волнующее время подготовки к Евровидению-2020. Но тут вам говорят, что конкурс отменили из-за пандемии коронавируса. Что вы почувствовали в тот момент: злость, грусть, разочарование или, возможно, облегчение?

Изначально мы почувствовали облегчение, потому что на нас слишком резко все свалилось. Работы и задач было много, как и внимания журналистов, – к этому мы не были готовы. Поэтому сначала было сложно, и, честно говоря, мы почувствовали облегчение, когда Евровидение-2020 отменили. Когда же нам сказали, что мы остаемся на этот год, мы поняли, что это хороший шанс и у нас будет больше времени для подготовки.

У вас были сомнения в том, что вас оставят представителями от Украины на Евровидение-2021?

Честно, не успели засомневаться. Вслед за сообщением, что Евровидение-2020 отменяется, нам пришло следующее, что мы будем принимать участие в 2021 году. И мы сразу же бросились в бой.

Год на подготовку. Что за это время было самым трудным?

Из-за того, что на карантине не было концертов, у нас банально не было денег на хорошую студию. Потому что у всех не было работы, а нам нужно было еще и жить за что-то. И плюс чем ближе к конкурсу, тем сложнее морально. Мы целый год писали новый материал, но до последнего не было уверенности, что мы создали ту самую песню, с которой хотим поехать на Евровидение. Иногда даже руки опускались.

евровидение 2021

Больше по теме: Руслан Квинта: Когда я первый раз набрал Go_A, услышал в ответ: «Какой конкурс? Наша музыка не для Евровидения»

Что в самом песенном конкурсе вам понравилось, а какие моменты были дискомфортными?

На конкурсе нам понравилась его атмосфера, профессиональная команда и то, что с нами происходило. Не было ощущения конкурса, соревнования – был праздник музыки, на котором все равны, все друг друга любили и максимально поддерживали. Это был самый интересный период в нашей жизни. Такой атмосферы, как на Евровидении, мы нигде еще не видели. Теперь я прекрасно понимаю, почему в мире существует так много еврофанов и они так любят этот конкурс. Честно говоря, максимально классное время мы провели там с удивительными людьми. Столько позитива, как там, я не видела ни на одном конкурсе.

Напрягали только постоянные тесты, которые мы сдавали каждые 48 часов. Это был экспресс-тест, но дыхательный тест на нас не работал. Приходилось каждый раз брать мазок с носа. В маске ходить тоже сложно, но это дискомфорт, к которому можно привыкнуть. Без них, конечно же, было бы лучше. Было не прикольно, что мы мало контактировали с другими участниками, не было вечеринок, и в целом нам не хватало общения с ними.

На полпути к выступлению в полуфинале ваше самочувствие ухудшилось. Хорошо, что все обошлось, и вы смогли выступить на сцене Роттердама. Но тогда вам было важно выступить именно вживую на этой сцене, или вы также были уверены в резервном видео, которое ранее сняли в Киеве с помощью телеканала СТБ?

Я считаю, что мы сняли очень крутое резервное видео. Но за два месяца, которые мы провели после съемки, я морально еще больше подготовилась, и хотелось именно выступить на сцене. До того, как мое самочувствие ухудшилось, мы на первых репетициях на сцене в Роттердаме сняли еще одно резервное видео. Но в нем я была не настолько уверена, как в резервном видео СТБ.  Я сильно волновалась, потому что у меня были симптомы похожи на те, когда я болела ковидом осенью. Когда пришел негативный результат теста, я искренне радовалась и прыгала на кровати, забыв о том, что болею. Жаль было бы упустить этот момент, к которому мы готовились почти два года.

Что скажете об оценках судей и зрителей стран – ожидали ли вы увидеть такие цифры?

Очень непонятная для нас ситуация. В первом полуфинале они (судьи. ― Прим. ред.) нас поставили на второе место, а в финале мы видели, что нас неприкрыто валят. Нам было обидно. Я считаю, мы классно выступили и эта несправедливость ухудшила наше настроение. Но когда мы увидели, насколько сильно нас поддержали зрители, оценки судей не имели значения. Еще после наших выступлений нам говорили «стаффы», что долго не могли успокоить трибуны, на которых люди отрывались под нашу песню. Даже участники неприкрыто говорили, что мы победители. Это было приятно, но мы не задирали нос. Моя болезнь сразу напомнила о том, что расслабляться не стоит и надо непрерывно работать в полную силу, несмотря на то, что нас записали в фавориты.

По ощущениям, от кого все-таки получали большую поддержку: из Украины или от европейской аудитории? 

Мы видим по цифрам, что нас активно слушает Европа, и мы были на первом месте на Spotify. Это говорит о том, что в Европе и всем мире нашу музыку услышали, она понравилась и срезонировала. Это вдохновляет. Хочется побыстрее разобраться с вниманием прессы, которое вокруг нас сейчас, опять засесть в студию и привести в порядок песни, которые собрались выпускать. И выпустить новые релизы.

В Украине очень много хейта шло в соцсетях еще с самого начала, как был выбран «Шум», но прогрессивная часть украинцев нас сильно поддерживала – за что им спасибо! Тот хейт, который лился, он перебивался позитивными сообщениями. Мы рады, что нас услышали и поняли, о чем мы хотели сказать нашей песней.

Следили ли вы за спецпроектом про Евровидение с Вовой Бирюковым на диджитальных площадках СТБ? Какой выпуск запомнился наиболее?

Конечно, следили! Очень крутая идея. Выделять какой-то один выпуск не хотелось бы, но реакции других участников конкурса на нашу песню «Шум» и пожелания перед финалом от наших украинских артистов было очень приятно смотреть. Такое заряжает, и мы увидели, какая сильная поддержка есть у нас от коллег в музыкальной сфере.

За время, проведенное в Роттердаме, с кем из участников вы сдружились наиболее? Заметно было теплое общение с представителем Исландии Дади и представителем Италии, победителем Евровидения-2021. Поддерживаете ли вы сейчас с ними связь? И о какой коллаборации с Италией шумит уже весь Инстаграм?

Да, мы сильно подружились с Италией. Они часто заглядывали к нам в гримерку. С Дади мы дружили только в Инстаграме. Из-за того, что человек из их команды заболел коронавирусом, мы не смогли встретиться вживую. Еще с прошлого года сложились теплые отношения с участником из Швейцарии. Я даже познакомилась с его мамой, и мы до сих пор переписываемся в WhatsApp и мечтаем о том, что при первой же возможности сделаем коллаборацию.

Ну, а то, что меня поженили с солистом Maneskin, это вообще отдельная история (смеется. — Прим. ред.). Там весь ТикТок и Твиттер гремят мемами. То, что мне скидывают, меня очень веселит. Недавно появился новый мем, где написано: «Расходимся, участник из Швейцарии в трансляции написал, что любит Катю».

По словам Руслана Квинты, вы не горели желанием участвовать в Нацотборе, так как считали свою музыку неформатом для Евровидения. Изменилось ли ваше мнение после участия в конкурсе? Вы все так же считаете, что ваша музыка «не для всех»?

Мы до сих пор не считаем свою музыку форматной, потому что никогда не стремились к формату. У нас были попытки когда-то написать форматную песню, но они были настолько неинтересны, что мы изъяли их из репертуара. Я всегда топила за индивидуальность, чтобы ориентироваться не на какой-то формат, а на искусство, выражение глобальных смыслов. Поэтому я не скажу, что мы стали форматные, нет. Самая форматная наша песня – это «Соловей». И то, в конце песни мы позволили себе пошалить, включили туда гитару и немножко поработали над ритмикой, поменяв настроение песни. Поэтому мы дальше планируем экспериментировать и не собираемся загонять свою музыку в формат. Так, мне кажется, у нас банально ничего не получится.

Много было форматных песен, написанных у дорогих продюсеров, купленных у топовых саундпродюсеров, но все эти песни не сработали на этом Евровидении. Если проанализировать первую пятерку финалистов, то они индивидуальны: мы, Maneskin и Дади сами написали свою музыку. На Евровидении уже начинает появляться тренд на индивидуальность и что-то новое, все устали от форматных песен и сексуальных девушек в серебристых платьях.

И мы не то, чтобы не горели желанием поучаствовать. Нам было интересно. Но мы скромные ребята, и иногда бывает трудно выражать свои эмоции. И, честно говоря, мы не скрываем того, что до Нацотбора у нас было некое разочарование от того, как работают конкурсы в музыкальной сфере в Украине. Мы прошли и хейт, и полный игнор, много негативных моментов было, поэтому и от Нацотбора сначала мы ничего не ожидали. Возможно, из-за того, что мы ничего не ожидали, и получилась эта история. Мы выходили на сцену и не боялись, что проиграем, мы были готовы ко всему.

Что первое по прибытию домой захотелось сделать?

Было желание работать и творить. Но из-за того, что мы более двух суток не спали, очень хотелось спать. Если бы меня не клонило в сон, я бы сразу, приехав домой, открыла ноутбук и работала над музыкой. Сейчас много новых впечатлений, которые хочется реализовать в творчество. Хочется написать больше музыки, больше успеть.

Оглядываясь в прошлое, что бы вы сказали самим себе полтора года назад? Какой совет дали бы?

Верить в то, что делаем, и не опускать руки. Я ведь сразу пришла к Тарасу с наброском и предложила попробовать над ним поработать. Тарас предлагал сделать что-то более форматное и тоже сделал наброски, но позже мы поняли, что, если будем лепить из себя то, чем не являемся, то какой смысл участия. Нужно прийти, максимально показать себя и найти своих людей. Все, что мы делаем, не для того, чтобы удивить. Мы хотим найти своих людей. И то, что сейчас их стало больше, очень приятно.

Нацотбор – это замечательная возможность для молодых украинских артистов заявить о себе широкой аудитории. Какой совет дадите участникам следующих Нацотборов?

Быть собой. Когда из артистов лепят инфоповоды и придумывают невероятные истории, это не работает. Потому что люди чувствуют неискренность. Мы пришли такие, какие есть, рассказали свою историю, написали свою песню и спели о том, о чем думаем. И эта искренность сработала. Видно было по другим участникам, что они приехали бороться. Мы же приехали кайфануть от процесса и поучаствовать в этой истории под названием Евровидение. Из-за этого нам было легче, в то время как много участников зацикливались на победе. У нас все так и получилось налегке.

А всем людям посоветовала бы не бояться себя. Интересно свою жизнь прожить собой. Это самое интересное приключение, которое может случится с человеком. Если вы верите в свое творчество и чувствуете, что вы честны с собой, слушайте свое сердце ― и вперед к новым вершинам, к новым Нацотборам.

Читайте нас также в Viber і Telegram СТБ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: