PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci5hZHRlbGxpZ2VudC5jb20vb3V0c3RyZWFtLXVuaXQvMi4xMS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC5taW4uanMiPjwvc2NyaXB0Pg==

#можутьвсе: шеф-редактор проекта «Один за всіх» об особенностях работы

Телеканал СТБ

Внеэфирная кампания #можутьвсе – это истории каждого работника телеканала СТБ, кто обычно остается за кадром. Команда проекта «Один за всіх» разбирает такие истории, к которым остальные уже давно безразличны. Когда кажется, что выхода больше нет и никто в мире не может тебя понять. Бывают случаи, когда сотрудник проекта тебе становится ближе, чем собственная мать. Об одном из них этот материал. Шеф-редактор Оксана во время поиска героев программы увидела много ужасов реальной жизни. Узнайте подробнее в интервью с ней.

#можутьвсе

Больше по теме: #можутьвсе: команда «Один за всіх» — последняя надежда быть услышанным

Оксана, расскажите, почему вы согласились работать на этом проекте?

Работать на проекте «Один за всіх» нельзя научиться в каком-то университете, потому что только если ты чувствуешь боль внутри себя, ты сможешь понять этих людей. Каждый раз, когда я отправляюсь в командировку я не знаю, поедет со мной герой на съемки или не поедет, может, у него будет нож, или пистолет, или топор, которым он может тебя зарубить. И это реальные истории, это правда. Но ты все равно едешь, потому что не можешь иначе, потому что понимаешь, что это твой долг.

Расскажите тогда про самую сложную командировку, которая у вас была за время работы на «Один за всіх».

Нам пришло письмо от девочки, которая в подробностях описывала, как отчим насиловал ее и ее брата. Первая мысль в такой момент: «Это не может быть правдой». Но когда после общения с психологами, детекторов и попыток определить ложь мы понимали, что нет, все-таки она говорит реальные вещи, то возникает другая мысль: «Я хочу его убить». Но это уголовно наказуемо, поэтому мы едем к этому отчиму в дом, чтобы привезти его на передачу, откуда, как мы надеемся, его заберет полиция.

И под каким предлогом вам удается привезти таких людей на съемки?

Мы не можем просто сказать: «Ты педофил, давай придешь к нам в студию и будешь оправдываться», нам нужно придумать историю. Когда он открыл нам дверь, то даже слушать нас не захотел, когда узнал, что мы из СТБ. Мы попросились якобы в туалет. Там уже мы и разулись, и с детьми начали играть, понимая, что выгнать нас будет сложнее. Ему стало интересно, что же СТБ от него хочет и зачем мы приехали. Я на ходу придумываю историю, что мы снимаем новый проект под названием «Порозумітись» о единении народов, ведь у нас в стране идет война. Так как он армянин, ему это становится интересно. Удочка закинута. И как бы ни было противно в тот момент, но мы всячески начинаем ему делать комплименты и даже флиртовать, ведь сразу было заметно, что он этого и хочет. Особенно, когда ты видишь этих маленьких детей, которых было очень жалко, ведь ты понимаешь, что, скорее всего, он их насилует тоже, то останавливаться нельзя. И если после передачи его посадят, то ты точно сделал доброе дело. Он таки поехал с нами в студию, откуда его и забрала полиция. Так что все это было не зря.

#можутьвсе

Больше по теме: #можутьвсе: Наталия Франчук о силе проекта «Один за всіх»

После такой истории интересно узнать, Оксана, а что же для вас значит сам проект «Один за всіх»?

Говорят, что у нас в Украине любят смотреть «жесть», но мне кажется, что проект «Один за всіх» о том, чтобы все, кто посмотрел эти истории, не оставались черствыми, а пытались увидеть в людях, которые их окружают, что, может, кому-то из них нужна помощь. Мне кажется, проект именно об этом.

Тогда в рамках кампании #можутьвсе расскажите, что именно вы можете сделать на «Один за всіх»?

На этом проекте я знаю точно, что могу помочь найти людям друг друга. Самое приятное, когда дети, которых оставили родители в роддоме, обращаются к нам, чтобы найти своих родственников, и нам это удается. По-моему, нам можно открывать агентство по поиску людей, с таких сложных ситуаций мы научились выруливать. Например, определять, родственник это или нет, «на глаз», имея только фотографию в Facebook, или позвонить 2000 человек, чтобы найти сыну его биологическую мать. В такие моменты мне действительно начинает казаться, что я могу все.

Больше по теме: #можутьвсе: Михаил Присяжнюк откровенно об «Один за всіх»

Другие видеоролики кампании #можутьвсе будут выходить в официальных страницах СТБ в течение нескольких недель с периодичностью раз в неделю.

Читайте больше интересных новостей в Viber и Telegram СТБ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: