Холостячка

#ДобріІсторії Александр Борзенко: Страха я не чувствую – лишь полную концентрацию на поставленных задачах и их выполнении

Александра Борзенко зритель телеканала СТБ знает как участника реалити «Холостячка-2» и начальника патрульной полиции Кременчуга. Но когда полиция Украины была переведена на усиленный вариант несения службы, обязанности Саши стали гораздо шире. А с 24 февраля они сводятся к одной цели – защите нашей страны и победе в полномасштабной войне, которую развязала россия. Мы поговорили с мужчиной в рамках рубрики #ДобріІсторії о том, как отразились на его службе военные действия, эвакуации родных из Мариуполя и что вызывает улыбку на его лице.

александр борзенко

Больше по теме: #ДобріІсторії Дмитрий Шевченко: принося пользу людям, даже на душе становится лучше

«Война застала меня на работе, поскольку ранее полиция была переведена на усиленный вариант несения службы. Поочередно с коллегами дежурили на базе. И непосредственно в ночь на 24 февраля мы все были готовы по боевой тревоге. Когда путин объявил о начале так называемой «специальной операции», мы понимали, что это война, но еще не осознавали в каком виде и масштабе она будет. Честно признаться, в первые дни и недели боевых столкновений, ракетных ударов, привлечения авиации, даже мы были немного в шоке от того, что развязывается полномасштабное вторжение в нашу страну. Но задолго до этого у нас уже были вырыты окопы, укреплены все позиции, и мы готовились к любому сценарию. Война не застала нас врасплох.

Агония первых дней прошла, и мы осознали, что можем давать мощный отпор этой российской недоармии. Полностью стали на военные лыжи – занимались обеспечением, вооружением, помощью, коммуникацией со всеми структурами. Меня поразило, насколько ВСУ, полиция, национальная гвардия и тероборона начали сплоченно работать. Все, как один, нацелены на победу. Никто не спит, все желают одного – быстрее выгнать оккупантов с нашей земли.

С каждым днем войны ситуация развивалась очень динамично. Прорывы под Киевом, в Сумской и Черниговской областях, со стороны Чернобыля и Крыма, ожесточенные бои под Харьковом, нож в спину от Беларуси… Люди в панике интенсивно выезжали из горячих точек. Наша полицейская функция стала не первоочередной. Основной фокус – на людях. Все время старались им максимально помогать, обеспечивать гуманитаркой. В зонах столкновения занимались эвакуацией, оказанием первой медицинской помощи при ранениях. Затачивали свою работу на сохранении жизни и здоровья людей. В тех или иных регионах критические ситуации наступали очень быстро.

александр борзенко

Сложнее всего видеть, как страдают мирные жители…К тому же, мои родители до конца марта находились в Мариуполе. Еще до 24 февраля я их просил собрать все необходимые вещи, заправить полный бак автомобиля и быть готовыми покинуть дом в случае необходимости. Но до марта сделать это было практически невозможно. С началом боевых действий связь с ними прервалась. Только через знакомых я узнавал, как у них дела и где они находятся. На тот момент воды и газа в городе уже не было. Дома у родителей стало холодно, повыбивало окна. Со временем закончилась вода и еда. В Мариуполь ничего не привозили. Знаю, что мама с папой вместе с другими жильцами дома топили снег, спускали с батарей воду и кипятили ее на улице на дровах, спилив перед этим деревья. Полная гуманитарная катастрофа. При этом каждый день бомбежки и обстрелы. В марте, с появлением гуманитарных коридоров, родные выехали, подвергаясь большой опасности. Их машину обстреляли. Но, к счастью, сами они остались живы. Переживания за близких были для меня дополнительным грузом. Сложно сосредоточиться на работе – все мысли о семье. Я смог выдохнуть только когда мама с папой оказались в безопасности.

Мариуполь – моя отдельная боль. По сей день нахожу в сводках новостей и некрологах имена погибших под обстрелами друзей, знакомых, одноклассников, бывших коллег и их жен, детей. Их больше нет.

александр борзенко

Страха я не чувствовал и не чувствую. Лишь полную концентрацию на событиях, поставленных задачах, их выполнении, сохранении жизни и здоровья. Мы также работали на востоке Украины. Ситуация там, конечно, отличается от остальных регионов. Война в Донецкой и Луганской областях не прекращалась. Активная фаза продолжается с 2014 года. Но военные действия сейчас несут другой характер. В том же Северодонецке 24/7 битва артиллерий и авиации. Возможностей отдохнуть просто нет. Сон, если можно его так назвать, проходит под взрывами снарядов. Психологическое напряжение очень высокое. Ты не понимаешь, где будет прилет – постоянно находишься в состоянии готовности.

Мою веру в победу, в первую очередь, укрепляют люди – как личный состав, так и гражданские. Когда находишься на передовой, и видишь, как все украинцы, от мала до велика, сплотились и прикладывают максимум своих сил, чтобы победа настала как можно скорее, это очень мотивирует и воодушевляет. Еще я получаю огромное количество поддержки в интернете – сообщения людей подбадривают. От добрых слов на лице появляется улыбка и силы дальше двигаться к победе».

Больше по теме: #ДобріІсторії Алексей Тригубенко: транспорт из нашего автопарка предоставлен для нужд украинцев

Читайте нас также в Viber и Telegram СТБ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Читайте также

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: