PCEtLSA8c2NyaXB0IGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWlkPSIxMjQ5Ig0KZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tZm9ybWF0PSJmdWxsc2NyZWVuIiBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1zaXRlX2lkPSJTVEJfRnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tY29udGVudF9pZD0ic3RiLnVhIiBzcmM9Imh0dHBzOi8vcGxheWVyLnZlcnRhbWVkaWEuY29tL291dHN0cmVhbS11bml0LzIuMTEvb3V0c3RyZWFtLXVuaXQubWluLmpzIj48L3NjcmlwdD4gLS0+

Музыкальный журналист Игорь Панасов: об украинском Нацотборе, Евровидении и феномене Gо_A

30.06.2021

Известный украинский музыкальный журналист Игорь Панасов в интервью сайту «Новое время» проанализировал украинский Нацотбор, который уже пять лет проходит в новом формате и дарит Украине дополнительный повод для гордости. Читайте самые интересные высказывания Игоря Панасова прямо сейчас!

В феврале 2016 года телеканал СТБ и общественный вещатель UA:Суспільне впервые совместно провели Национальный отбор Украины на Международный песенный конкурс Евровидение в новом формате. За пять лет он стал настоящим фестивалем новой актуальной украинской музыки, помог украинскому зрителю узнать и полюбить ее. За это время на сцене Нацотбора выступили 60 исполнителей.

Украинский музыкальный обозреватель, директор по развитию музыкальной премии Yuna Игорь Панасов проанализировал феномен успеха Gо_A и роль в этом украинского Нацотбора на Евровидение.

Больше по теме: Екатерина Павленко об успехе на Евровидении-2021: Если бы не СТБ, этого всего не было бы

Накануне финала Евровидения вы спрогнозировали победу Maneskin. Заметили ли вы какую-то тенденцию в выборе победителей за последние годы? И идет ли украинский Нацотбор в ногу со временем?

Никакой ярко выраженной тенденции на Евровидении я не вижу за последние годы, кроме того, что выбираются в победители артисты, которые отличаются как характер, личность, персонаж. Песня идет уже вторым планом. И это, на мой взгляд, отражает общую мировую тенденцию шоу-бизнеса: не музыка является ключевым параметром, по которому определяется нынешний сильный игрок в музыкальной индустрии, а человек ― личность, смыслы, образы, которые он несет с собой. Например, Билли Айлиш, последняя топовая мировая звезда, ― это же целый архетип, который выражает современного подростка, ищущего свое место в бурном мире и достаточно сильно страдающего во время этих поисков.

Если рассуждать в этом направлении, то, выбирая O.Torvald или Melovin, Украина и ее Нацотбор действительно следовали этому тренду. O.Torvald в 2017 году пели антивоенную песню в рок-ключе, абсолютно органично и гармонично, с собственным стилем, подачей и духом времени той страны, которую они представляют. И выделялись на фоне других участников.

Melovin ― один из немногих наших артистов, выросший из талант-шоу, которые у нас не производят звезд, если только участника не подхватил вовремя продюсер. Но чаще всего это не победители ― Alekseev, Tayanna, Kazka не выигрывали этих шоу, но выросли в статусе, так как начали сотрудничать с продюсерами и менеджерами. И вот на таком фоне Melovin становится звездой, и при этом он победитель «X-Фактор», то есть это особая фигура. Его победа на Нацотборе свидетельствовала о том, что жюри вместе со зрителями в сумме сошлись на том, что этот герой достоин права представлять страну.

Поэтому в большинстве случаев, мне кажется, наш Нацотбор идет именно за этим трендом: необычный, яркий, насыщенный персонаж и история, стоящая за ним, или история больше за самого персонажа, как в случае с O.Torvald или Джамалой.

Часто можно услышать претензии, почему мы не отправляем на Евровидение известных исполнителей? Те же Go_A вызвали огромный негатив на себя, когда выиграли Нацотбор: мол, кто это? Учитывая европейское послевкусие от выступления Gо_A, которое продолжается до сих пор (первые места в рейтингах Spotify, Amazon Music, Apple Music, попадание в чарт Billboard), это выигрышная тактика  ― выбирать неизвестных, малоизвестных исполнителей ― или все-таки нет?

Здесь достаточно простой показатель, чтобы понять, выигрышная или невыигрышная тактика. Мы смотрим на занятые места и понимаем, что, грубо говоря, раз на раз не приходится. То есть именно этот обновленный Нацотбор выбрал в свое время Джамалу, которая поехала и выиграла. Именно этот Нацотбор выбрал в свое время O.Torvald, который занял 24-е место из 26. Этот же Нацотбор выбрал Go_A, которые заняли почетное пятое место и сделали такой фурор, что вся страна гордится ими. Melovin страна тоже гордилась, но он занял 17-е место. Это говорит о том, что тактика не выигрышная и не проигрышная. Все зависит от того, попадает артист, выбранный нами, в общее настроение европейских телезрителей, ситуативный дух времени, потому что многое зависит от настроения людей, которые голосуют.

Если не искать сейчас теории заговоров и не пытаться мыслить геополитикой (хотя трудно не думать геополитикой в ​​связи с Евровидением), значит, у людей, которые являются экспертами, смотрят и оценивают номера, больше претензий к украинским артистам, чем у слушателей. Получается, наши артисты умеют захватить сердца людей, умеют понравиться аудитории. Но при этом они недостаточно убедительны для экспертов шоу-бизнеса из разных стран, которые привлекаются для голосования.

Я сейчас не буду делать выводы из этого, это просто мысль, которую имеет смысл обсуждать, в том числе и организаторам нашего Нацотбора.

Больше по теме: Пять причин, почему нацотбор на Евровидение стал главным музыкальным событием Украины

Какую роль играет Нацотбор на СТБ для украинской музыки в целом?

Украинское телевидение практически не уделяет внимания артистам, которые создают свой собственный контент и находятся на начальном этапе своего развития. Телевидение берет либо звезд, которые уже состоялись, и показывает их сольники или сажает их в кресла талант-шоу; либо берет исполнителей каверов, которые приходят и занимают весь прайм-тайм в эфирах телеканалов, выполняя всем известные песни. Мне эта логика понятна, это логика телевидения, она такова во всех странах абсолютно, потому что талант-шоу не производят мировых звезд ни в Америке, ни в Великобритании, ― я имею в виду массово. Есть исключения вроде группы One Direction, но преимущественно ― нету, телевидение решает свои задачи.

И только в случае с Нацотбором и его нестандартным форматом происходит симбиоз одного и другого. С одной стороны, мы получаем шоу, в которое вовлекается огромная многомиллионная аудитория, потому что Евровидение у нас как формат, как площадка очень популярно, когда переживания за страну на Евровидении можно сравнить с переживанием за сборную Украины по футболу на Евро. А с другой стороны, это узкий, маленький медийный коридор для артистов, которые и мечтать о таком не могли в своей обычной жизни. Я имею в виду группы PUR: PUR, Vivienne Mort, ЦеШо, Aghiazma и многие другие. Воспользуется артист этим медийным вниманием или нет, зависит во многом от него, его команды и умения конвертировать информационную активность в концертную и т. п. Но, главное, он получает такой шанс.

Рома Бахарев с Bahroma (один из участников Нацотбора 2019. ― nv.ua) рассказывал мне, что сразу же после Нацотбора количество концертов растет, появляются промоутеры, которым доходит, что есть такая неплохая группа, оказывается. Они, видимо, после выступления слушают альбом, смотрят на просмотры клипов и понимают, что это, в принципе, неплохой артист для клуба на 200―300 человек в каком-то областном центре, не обязательно миллионнике, а это значит, пусть и немного, но можно заработать на нем. Ведь такого артиста проще продавать, потому что его показали по телевизору в прайм-тайм, а если он еще и вышел в финал, так вообще.

Или возьмем более свежий пример, группа Tvorchi с последнего Нацотбора. Я не мог себе представить, что они должны сделать, чтобы их увидели сразу одновременно миллионы украинцев. Для таких музыкантов у нас нет «лифтов» в музыкальной индустрии, в медийном пространстве, поэтому Нацотбор, который проводят СТБ и UA:Суспільне, в этом смысле абсолютно уникален. Он дает шанс показать себя, заявить о себе и, собрав, грубо говоря, пять-десять тысяч новых поклонников, которые поверили в тебя благодаря этим эфирам, увеличить свою собственную, назовем это умным словом, капитализацию на рынке.

Нацотбор помогает проявить себя как артисту и как личности. Потому что во время того же общения с ведущим конкурса Сергеем Притулой проявляется характер конкурсанта, а это тоже важно. Многим не нравится, что Притула прессует артистов вопросами, и речь не только о вопросах про Крым. А мне нравится, как он вступает во взаимодействие с музыкантами и дает им раскрыться за три минуты общения.

Вообще, Притула в роли ведущего Национального отбора ― это просто идеальное сочетание развлекательного и серьезного. Он умеет давать нужный контент, выжимать полезную информацию и из членов жюри, и из артистов. Я уже молчу о том, как он умеет в паузах между включениями прямого эфира общаться с залом. Зрители все время находятся в приподнятом настроении, в ДК КПИ царит атмосфера праздника и предчувствие яркого соревнования.

Поэтому, собственно, это главная польза, которую приносит Нацотбор украинской музыкальной индустрии и которой больше не дает ни один телепроект на топовых каналах. Нишевые каналы не могут дать такие охваты и бонусы, которые получает артист во время эфиров Нацотбора на СТБ.

Сколько имен открыл Нацотбор аудитории за эти годы?

Думаю, что те феноменальные успехи, которые последние пять лет показывает группа The Hardkiss, отчасти связаны с 2016 годом, когда они были среди фаворитов Нацотбора. Сейчас уже многие об этом и не помнят, наверное. И маленькая вставка на украинском языке в конкурсной песне «Helpless» стала переходным звеном между почти тотально англоязычным творчеством The Hardkiss и преимущественно украиноязычным. Ведь именно весной 2016 года, через несколько месяцев после Нацотбора, The Hardkiss выпустили песню «Антарктида», и начался новый этап в их карьере. И теперь песни на украинском составляют 60―65% репертуара группы.

Открытие 2017 ― это Vivienne Mort, конечно же. Понятно, что эта группа все равно была и остается нишевой, но благодаря Нацотбору, услышав их песню, огромное количество людей написало в соцсетях: «Ничего себе, у нас есть такая группа?!». Я думаю, что это повлияло на то, что уже в 2018-м Vivienne Mort впервые смогли выступить с аншлагом в «Октябрьском» в Киеве.

Melovin тоже стал открытием, потому что аудитория, которая смотрит «X-Фактор», уже, чем та, которая смотрит Нацотбор. Поэтому думаю, для Melovin, безусловно, победа в Нацотборе стала значительным скачком.

MARUV в 2019-м, конечно, очень заметной стала благодаря Нацотбору. И не только из-за скандала, а вообще из-за своей нестандартной артистической стилистики. Наверное, еще Tvorchi ― их успех мы видим по результатам премии YUNA 2021. (Группа получила три награды Yuna: Лучшая поп-группа, Лучший альбом, Лучший электронный хит. ― nv.ua). Понятно, что пандемия повлияла на их развитие, если бы у них были концерты весь 2020 год, они бы заработанный на Нацотборе капитал быстро конвертировали в концерты, фестивали, но, к сожалению, не получилось. Группа выпустила альбом и несколько клипов, я рад, что эксперты это заметили, оценили и проголосовали за них.

Ознакомиться с полной версией интервью можно ЗДЕСЬ.

Напомним, в 2020 году коллектив Go_A стал победителем Национального отбора на Евровидение, который совместно проводят телеканалы СТБ и UА: ПЕРШИЙ. О том, как телеканал СТБ и музыкальный продюсер Нацотбора Руслан Квинта нашли группу, читайте ТУТ.

Поскольку из-за пандемии конкурс был перенесен на год, по решению организаторов Нацотбора Go_A представили Украину на Евровидении-2021. Впервые за все время участия в конкурсе Украина прозвучала на Евровидении полностью на родном языке. Телеканал СТБ обеспечил полную подготовку Go_A к выступлению на Евровидении: взял на себя все расходы, связанные с созданием, производством номера и съемкой резервного видео.

Больше по теме: «Шум» группы Gо_A занял второе место в чарте 50 Viral Spotify в США

Читайте нас также в Viber і Telegram СТБ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: