PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9Ind3dy5zdGIudWEvc2VyaWFsIiBzcmM9Ii8vcGxheWVyLnZlcnRhbWVkaWEuY29tL291dHN0cmVhbS11bml0LzIuMDEvb3V0c3RyZWFtLXVuaXQubWluLmpzIj48L3NjcmlwdD4=

Валентина Руденко: История «Мамы» для меня ― это история человеческого духа

04.02.2021

19 февраля в 20:15 на телеканале СТБ выйдет 4-серийная драма «Мама», события которой разворачиваются на оккупированном Донбассе. И пока зрители затаили дыхание и с нетерпением ждут драму, автор идеи и креативный продюсер Валентина Руденко рассказала о том, почему вообще решила создать этот проект. Подробности ― далее в материале!

Больше по теме: Тамара Антропова: Фильм «Мама» — настоящий и живой

Что вас подтолкнуло к созданию этого проекта?

Мы, вся страна, живем, к сожалению, во времена войны. И так сложилось, что одна часть страны живет мирной жизнью, и это очень хорошо. А для того, чтобы мы имели вот такие прекрасные рассветы, снимали фильмы, делали такие проекты, наши герои на востоке берегут этот мир. И 14-й год, 15-й год были очень тяжелыми для нашей армии и для страны. Мы знаем, как вся страна сплотилась, и все это волонтерское движение… Все это нам дало возможность получить условия перемирия. Хотя и называют его «бумажным перемирием», погибают ребята, к сожалению, и сегодня. Но уже нет таких боев, таких безумных потерь. А вы помните, какие это были потери ?! В те годы были такие дни, что мы и по полсотни теряли.

Так складывается, что очень часто мы забываем о том, что нас оберегают. А между тем, уже в нашей стране есть несколько тысяч матерей, которые ищут своих детей. Несколько десятков тысяч вдов, сирот, матерей, потерявших детей, сестер, братьев. Это все такая история, которая будет откликаться нам много десятилетий, и забывать об этом мы не имеем права. Вся эта история для меня очень важна тем, что это простая человеческая история. О том, как женщина-хирург, обычная мама, живет своей спокойной жизнью где-то в каком-то городе в Украине. В один прекрасный день ее сын уходит на фронт добровольцем, и она ничего не может изменить. А через год она получает известие о том, что он попал в плен. И с этого момента в ее жизнь ворвалась эта страшная трагедия, и ее жизнь уже не может быть такой, какой она была до этого. Мне интересна эта история тем, что это не просто слом человеческой жизни, человеческой судьбы. Эта история для меня ― история человеческого духа, женщины, которая смогла, пережив свою трагедию, искать своего сына.

 Она буквально возле него рядом находится, она едет на оккупированную, неподконтрольную Украине территорию. Встречается там с новым, неизвестным социумом для нее, которого она никогда не знала. И эти люди для нее странные, и эти обстоятельства для нее тяжелые, но она через все это проходит, потому что ищет своего ребенка. И это двигает ее всеми поступками, ее оценками. А потом, даже допустив мысль, что ее сын мог погибнуть, она все равно верит, что он не погиб. И знаете, у нее хватает духа подняться, возвыситься над своей историей ― драматической, фактически трагичной ― и принять в душу маленького мальчика, который на ее глазах остался сиротой. Мне кажется, что в этом ее якобы парадоксальном поведении ― те простые истины, с которыми мы живем. Любовь, добро, сердце твое, которое ты носишь, не только для того, чтобы твой организм имел жизнедеятельность, а для того, чтобы этим сердцем делиться. Чтобы там жили добро, радость, любовь, и ты имел всегда силы внутренние этим поделиться и кому дать это, несмотря на те обстоятельства, в которых ты оказался, несмотря на то, что у тебя самого на душе. Потому, ясное дело, что, находясь там, ей очень трудно, и она бы предпочла скорее оттуда выбраться, но она не может, потому что она ищет своего ребенка. А в принципе, если вот так посмотреть на тот социум и подумать об обстоятельствах, она должна была ненавидеть их ― всех этих людей. Для нее это очень чужой мир, но при этом она борется, и, когда другие обстоятельства требуют вмешательства ее любви, она в себе находит силы, чтобы это дать. Мне кажется, что это очень такая простая истина, но достаточно сильная. Все простые вещи достаточно сильны. Это такая история, которая могла повторяться в реалиях любых войн, любых потерь. Для меня она важна потому, что мне меньше всего хотелось, чтобы моя страна переживала вот такие трагедии, человеческие драмы. Но так сложилось, что это уже есть, поэтому я хотела бы об этом говорить.

Больше по теме: Мама – смотрите на СТБ с 19.02.2021

Что для вас значит война?

Для меня война означает другую реальность, для меня война ― это конец мира. Это страшно. Так что, когда она врывается в твою жизнь, ты перестаешь жить жизнью обычного человека, и ты живешь якобы в двух реальностях. Одна ― реальность, а вторая ― мистическая реальность. Ты знаешь, что где-то ― очень недалеко, несколько часов на автомобиле ― и ты оказываешься там, где все горит, земля сходится с небом, идут такие страшные события, гибнут люди, гибнут дети, разрушается чье-то жилье, движется все. И самое главное, все это несет разрушения. Разрушение души, физическое разрушение. Война ― это страшно. И я считаю, что каждый сегодня, живя нашей мирной жизнью, живя в таких реалиях ― и в карантин, и во всех этих мероприятиях ― все равно мы должны помнить о том, что мир ― это самое главное, не будет мира ― и остального тоже не будет. Война ― это то, что поглощает людей, и то, что поглощает жизнь, поглощает свет. Война ― это то, что недопустимо, и каждый что-то должен делать для того, чтобы ее в нашей жизни не было.

Есть ли кто-то из ваших знакомых на Донбассе?

На сегодняшний день есть знакомые, которые там живут. Но какое-то время назад там жили некоторые члены моей семьи. И это для меня было очень трудно. Собственно, это и подтолкнуло меня к написанию, потому что я сама прожила эту жизнь. Слава Богу, это были не дети. Это очень тяжелая ситуация. Когда ты все время думаешь, каждые 5 минут ты думаешь: а что там происходит с этим человеком? Где он, что он? Ты не можешь позвонить, потому что ты не знаешь, где находится человек, и можешь сейчас навредить. Ты не можешь написать или иметь какую-то связь. Ты ничего не можешь. Ты можешь только молиться, и в этот момент только молишься и просишь у Бога, чтобы хотя бы дождаться следующего звонка.

Больше по теме: Олеся Жураковская: Спасибо, что выбрали меня, что я ― мама

С чем у вас ассоциировался Донбасс до войны?

Я бывала на Донбассе. Донбасс ― это изначально украинская земля. Не будем бродить окольными путями памяти, будем говорить прямо: это исконные украинские земли. Возьмите и откройте любой альбом с этнографическими материалами! Вы увидите: украинцы, 30-е годы. Тогда ведь не писали «Донбасс», это пришло в 20―30-е, когда началась советская централизация, а до этого называлось Луганщина, Донеччина, или там Юзовка. Смотришь фото, а там стоят такие украинские люди, в таких украинских костюмах, можно умереть ― красота! А когда я бывала там, я очень любила Донецк, я туда приезжала, была на открытии «Донбасс-Арены». И я не думаю, что ее строили для того, чтобы на ней было то, что сейчас есть. Я была на заводе «Изоляция», потому что там были разные арт-мероприятия, пришлось мне тогда бывать по работе тогдашней. Мне страшно теперь думать, что там пыточная.  Все это осквернено, все это развоевано, все это ― разрушено. Но прежде Донецк был городом, в котором было тысячи роз, которые массово цвели на всех улицах. Настоящий город роз. Город очень красивый, он был достаточно опрятный, как все наши украинские города. Там было очень хорошо. Луганск был проще намного, но он тоже наш, украинский. Когда туда подлетаешь самолетом, появляются терриконы, красные горы, отсев разный индустриальный. А потом на смену приходит красивая такая степь. И эти потрясающие реки: Айдарка, Северский Донец. Эти места, где Сватово, Айдар… Боже, как там красиво! Такое впечатление, когда возле Счастья там, где меловые горы, думаешь: ну, наверное, Господь здесь родился ― так красиво. Мы должны все сделать для того, чтобы люди хотя бы помнили об этом, знали, думали. И делать надо все, чтобы предотвратить это. Сейчас мы очень много говорим о мире, и мы верим в то, что придет мир. Очень хочется, чтобы он туда скорее пришел, очень хочется нашей победы, а больше всего хочется, чтобы этого не было больше.

Какие слова поддержки вы сказали бы ребятам, которые на войне, и их матерям?

Во-первых, наш проект ― это наибольшая поддержка этим людям. Когда я это задумывала, то идея была, в первую очередь, их поддержать. Сказать им, что вы непобедимы. Вы, потеряв, возможно, самое дорогое в жизни, вы верите. И каждая мама верит в то, что она дождется своего ребенка. И героиня тоже говорит в конце: «Я ложусь спать и проговариваю цифры своего телефона, я хочу, чтобы мой сын их не забывал». И она говорит мужу: «Не будем закрывать двери, потому что он придет без ключа, а вдруг он вернется ночью». Вот вся поддержка моя в этом. Если бы я могла, я бы им отдала свое сердце.

Больше по теме: Счастлива вопреки – смотрите на СТБ с 08.02.2021

Читайте нас также в Viber и Telegram СТБ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.