PCEtLSA8c2NyaXB0IGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWlkPSIxMjQ5Ig0KZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tZm9ybWF0PSJmdWxsc2NyZWVuIiBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1zaXRlX2lkPSJTVEJfRnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tY29udGVudF9pZD0ic3RiLnVhIiBzcmM9Imh0dHBzOi8vcGxheWVyLnZlcnRhbWVkaWEuY29tL291dHN0cmVhbS11bml0LzIuMTEvb3V0c3RyZWFtLXVuaXQubWluLmpzIj48L3NjcmlwdD4gLS0+

Одна из создательниц «Х-фактора» Тала Пристаецкая: «Политики звонили нам, пытаясь надавить»

16.09.2019

14 сентября на телеканале СТБ стартовал 10-й сезон вокального шоу «Х-фактор». Руководитель первых трех сезонов проекта Тала Пристаецкая рассказала «ИОД.MEDIA» о закулисье, первых шагах Дмитрия Монатика, эксцентричных поступках участников и их дружбе. Читайте самые интересные отрывки из интервью в нашем материале. 

Больше по теме: Даша Трегубова: «Мои первые кастинги были сплошным провалом»

Тала, помните с чего начался для ваш этот проект?

Меня позвал Владимир Владимирович Бородянский (нынешний министр культуры, молодежи и спорта, на тот момент руководитель канала СТБ. – Авт.), сказал, что в осеннем сезоне мы будем делать два больших шоу – «Танцуют все!» и «Х-фактор». И спросил: «Что хочешь оставить за собой?» Вокальные шоу меня тогда не очень впечатляли. Так что я, конечно же, ответила: «Танцы». Но Владимир Владимирович решил по-своему.

Когда же я начала погружаться в формат, впечатление было «вау». «Танцуют все!» – это было самое красивое наше шоу, «Україна має талант» – самое народное и честное, а «Х-фактор» – наверное, самое напряженное, эмоциональное и острое. Там очень большие ставки и острая конкуренция.

В «библии» проекта (инструкция от создателей формата. – Ред.) сказано, что это «жизненная драма на фоне вокала». «Х-фактор» – это не шоу о том, как стать звездой. И не шоу о счастливом случае. Это шоу о человеке с мечтой. Она есть у каждого из нас. Мы хотели показать, что даже самые грандиозные и невероятные желания – реалистичны. Если приложить определенные усилия – любую мечту можно осуществить.

Поведение участников за кадром и кадре часто очень сильно отличается. Иногда о сложном характере участников мы узнавали только к финалу шоу. Так было с Сашей Кривошапко.

Более того, я вам скажу: Саша Кривошапко изначально и не казался парнем с таким уж сложным характером. Да и, в принципе, у Саши – нормальный характер. Не нужно забывать, что это шоу – марафон. 10 лет назад у ребят не было такого сильного коннекта с внешним миром. Форум «СТБ», что-то «ВКонтакте». Они находились в закрытом пространстве среди людей, одержимых той же целью, что и они. Ощущение изоляции усиливало их негативные стороны. Это стандартная психологическая реакция на происходящее. У кого нервная система покрепче – могли с этим справиться и не выйти за грань. Но творческим людям в такой ситуации тяжело.

В ситуации с Сашей наложилось многое: возраст, гормоны, бешеная поддержка фанатов. Изнурительная подготовка к прямым эфирам: репетиции, мало сна, работа на износ. Вот и лезло из ребят то, что в обычной жизни мы могли и не увидеть. Мы не скрывали неудобный характер Саши. Просто он очень далеко зашел. Для этого человека участие в шоу изначально не было приколом. Он знал, каким он хочет быть, что хочет петь. Это и приводило к конфликтам.

«Х-фактор» – это шоу, которое открыло в Украине Монатика. Правда, тогда он до финала не дошел. Как считаете, почему?

Монатик – это мои первые сильные слезы на проекте. Когда он уходил, мне это казалось настолько несправедливым. Было так обидно.

Монатик – один из самых работоспособных участников, с которыми когда-либо сталкивалась. Димка четко понимал, что ему нужно пахать, и делал это за себя и за того парня, и еще на всякий случай за всех двенадцать (смеется – Прим.ред). Он был огромным молодцом. Мне кажется, они с Ваней Сафаровым ушли не в свой эфир.

Часто были ситуации, когда выступление участников оказывалось под угрозой срыва?

В первом сезоне принимали участие «Дети капитана Гранта». Эти ребята подружились с Монатиком и очень переживали из-за его вылета. Из-за этого за несколько часов до прямого эфира у солиста Антона Чилиби пропал голос. Совсем. А у него «лид-вокал». И не петь ему было нельзя.

У нас был фониатр, но он сказал: «Не берусь ничего гарантировать». И вот уже идет эфир, начинается вступление, а мы не знаем, запоет Чилиби или нет. Но запел. И спели круто. У них  была песня-посвящение Сафарову-Монатику. А в конце номера ребята оказались в футболках с их фамилиями. Причем, это была тайна. Никто из нас не знал. Ребята сами так захотели.

Сейчас, насколько я знаю, Антон Чилиби работает вместе с Димкой. Он делал аранжировками последнего альбома Монатика.

Больше по теме: Звезды 90-х заставили сгорать от стыда Андрея Данилко

Дети Капитана Гранта

Многие продолжают дружить после проекта? Может быть, сложились пары?

Да. Как бы Кривошапко не воевал с Машей Рак, но в ее первом клипе главную роль сыграл именно он. Хотя на проекте казалось, что у них не самые лучшие отношения.

Помню, во втором сезоне самый младший и старший участники категории «Парни» Олег Кензов и Влад Курасов прям очень друг друга недолюбливали. Но опять-таки, когда все закончилось, нелюбовь прошла.

Участники дружат очень плотно. Это долгий сложный путь. Им вместе пришлось много пережить. Тот же Кривошапко с Сашей Павликом вместе играют в футбол. Женя Литвинкович дружит почти со всем своим сезоном, с той же Аидой (была его главной  конкуренткой. – Ред.). Юла Плаксина и Жанна Перегон. Журналист Коля Задаченков, работавший на проекте, до сих пор общается практически со всеми ребятами, про которых делал сюжеты.

Еще двое участников уже после проекта стали парой и до сих пор живут вместе. Не знаю, может быть у них уже даже есть дети (улыбается- Ред.). Но ребята не афишируют эту историю.

Знаменитости пытались оказать на вас давление, чтобы пропихнуть в шоу «своих» – подопечных или детей?

Нет. Была смешная история, когда главному сценаристу проекта Ксюше Болкун  (потом она приняла у меня эстафету и стала руководителем проекта после третьего сезона), пытались дать взятку на первом этапе прослушивания – 100 гривен за проход дальше. Мы потом шутили: «Ксюха, ты бы цену подняла – хотя бы пару тысяч долларов, а то совсем не солидно. Даже рассказать не о чем». (смеется – Ред.)

Хотя я знаю, что особенно в первом сезоне достаточно известные люди, даже политики, звонили Бородянскому в попытке надавить. Они так проникались происходящим, что пытались пролоббировать своих любимчиков. Но у Владимира Владимировича была слишком жесткая позиция на этот счет, чтобы что-то могло сработать.

У нас всегда была четкая позиция: в «Х-факторе» все должно быть по-честному.  И я знаю, что не всегда люди в это верили. Даже коллеги с других каналов спрашивали: «Скажи честно, как у вас выгон происходит?»

От этого принципа мы не отступили ни разу, хотя соблазн был. Ты тоже живой человек. У тебя появляются любимчики. Как с Монатиком. Ну рано… Может быть, по-другому поступить. Но нет. Во втором сезоне для всех стал шоком «вылет» Ромы Веремейчика. У парня было все: внешность, талант, работоспособность. Он всегда был высоко по результатам голосования.  И ты думаешь: «А, может быть, как-то по-другому?..» Но места манипуляциям не было и нет.

Больше по теме: Олю Полякову довели до слез на кастинге «Х-фактор»-10

Полное интервью читайте на сайте «ИОД.MEDIA». 

Читайте больше интересных новостей в Viber и Telegram СТБ

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: