PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci5hZHRlbGxpZ2VudC5jb20vb3V0c3RyZWFtLXVuaXQvMi4xMS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC5taW4uanMiPjwvc2NyaXB0Pg==

#можутьвсе: «Я соромлюсь свого тіла» — сплотиться вместе ради большой цели

05.10.2018

Виктория Фиогностова — линейный продюсер. Именно она работает над созданием одного из любимейших проектов телеканала СТБ — «Я соромлюсь свого тіла». В рамках кампании #можутьвсе о невероятных творческих командах СТБ Виктория рассказала о том, как важно иметь сплоченную команду, уметь сочувствовать, помогать и достигать больших целей.

14721728_10205858924391390_3534890760446105751_n

Это правда, что команда «Я соромлюсь свого тіла» пропускает историю каждого участника через себя? И какой герой проекта вас впечатлил больше всего?

Конечно, все участники проекта для нас очень близкие люди. И за каждого мы переживаем так же, как за самих себя. За 5 лет работы над проектом для меня самым сложным как физически, так и морально был случай с Оксаной Белошицкой. Это женщина, у которой был ужасный лимфостаз ног. У нее одна нога весила более 150 кг, то есть в сумме вес женщины составлял более 400 кг! Но, к сожалению, такой диагноз в нашей стране не лечится. И одна из клиник в Германии готова была ее принять. Три  года назад, когда Оксана еще могла ходить, клиника выставила счет за месяц лечения — 12 тысяч евро. Понятно, что в обычной семье, которая живет в Житомире, таких денег не было.

Именно тогда Оксана обратилась за помощью к вам?

Нет, Оксана с семьей три года обращались в Министерство здравоохранения. И за этих три года счет очень увеличился 250 тысяч евро за год лечения! И это было как раз тогда, когда Оксана уже слегла. Но за три года деньги все же выделили. Тогда на нашем проекте стал вопрос о транспортировке больной. Ведь человек не ходил на тот момент полгода! Все скорые помощи, в которые мы обращались, отказали.

В чем тогда заключалась проблема? Почему транспортировка Оксаны была настолько трудноосуществимой?

Проблема заключалась именно в большом весе Оксаны. Машины не могли выдерживать такой груз. Тогда нам помогла только одна служба перевозки, которая сделала специальный металлический каркас, специально под вес Оксаны. Потом наступил день Х: мы получили ответ из клиники о том, когда же Оксане ехать. Главной проблемой было открытие годовой визы в Германию за две недели (хотя она вообще рассматривается почти 3 месяца). Я работала над этим, хотя знала, что времени у нас очень мало.

С какими трудностями вы столкнулись на этом этапе?

Сложностей в работе всегда было очень много со всеми участниками. Но ситуация с Оксаной – самая показательная. Именно в тот момент мы столкнулись со всеми «прелестями» наших структур. У меня дома до сих пор лежит килограммовая папка, которую я каждый день возила в посольство Германии, чтобы они ускорили процесс рассмотрения этой годовой визы. Я общалась напрямую с ведомством Германии. Плакала, собирала все документы и снова плакала. Ведь в посольство мы приносили письма и от клиники, и от нашего канала с просьбами рассмотреть вопрос как можно быстрее.

Вот в этом, наверное, большой минус нашей бюрократии. В том, что это все делается письмами, долго, и все ждут каких-то бумажек. Тогда я просто каждое утро приезжала в  посольство Германии. И когда уже оставалось мало времени, то я просто кричала, плакала и умоляла работников посольства об этой визе! Ведь, по сути, у нас на руках было уже все: перевозка, деньги на лечение, сопровождение. Но они просто разводили руками.

Вы так близко принимали эти истории к сердцу…

Да. Потому что для меня это было особой болью. Вся команда «Я соромлюсь свого тіла» делали и продолжают делать невероятные вещи. Но даже несмотря на то, что мы все очень позитивные и смешные,  мы пропускаем эту боль через себя. Вот даже Оксана, к примеру, — вроде бы чужой человек, участница проекта… Но все наши участники становятся такими родными, что мы за них переживаем, как за наших близких.  Именно поэтому мы чувствуем всю эту боль вместе с ними, но понимаем, что у нас иногда могут быть связаны руки.

Но все же многим людям команда проекта «Я соромлюсь свого тіла» помогла. Можно даже сказать,  что подарила новую жизнь…

Да, конечно, мы несколько раз дарили новую жизнь в прямом смысле! Но бывают ситуации и такие, как эта. Ведь она очень показательная. Нам не помогала даже горсть успокоительных каждое утро. Сотрудники удивлялись: как всего за две недели  я выучила немецкий. Но ведь это было нетрудно — мы переводили письма всем офисом. И когда я пересматриваю сейчас все письма и вспоминаю проделанную работу, то понимаю, как важно, чтобы все структуры работали слаженно.

И самое обидное в этой ситуации то, что они открыли эту визу на день позже, чем мы просили. Все решил просто один день. А у нас, между прочим, уже была подвязана скорая помощь, спасательная бригада, пожарная служба, клиника Красного креста в Германии…  Но тогда Оксана все-таки уехала лечиться.

Почему вам так запомнилась именно история Оксаны?

Потому что эта история должна научить людей ходить в больницы. Не тогда, когда уже невозможно изменить ситуацию, а постоянно. Знаете, когда Оксана уже лечилась в клинике, меня однажды ошарашил звонок. Мне сказали, что она умерла. Описать весь спектр эмоций, который я тогда чувствовала, – нереально.

Помню, как мы познакомились, как ее направляли в клинику… Но все же в тот момент у меня внутри все оборвалось. Ведь если бы она уехала 3 года назад, тогда, когда лечение было всего лишь месяц, ее можно было еще спасти. Возможно, это будет хороший урок для всех тех людей, которые обращаются к государству за деньгами. Так вот: добивайтесь! Ходите, штормите,  потому что в нашем случае все делалось против человека.

Я точно знаю, что все возможно, только если сплотиться вместе. Государство, добрые люди, мы (как медицинский проект) можем достигать очень больших целей, великих идей. Мы можем лечить людей и давать шанс на жизнь. Потому что, если даже одно звено не будет работать на 100 %, то усилия и работа затягиваются на месяцы, годы, и люди просто умирают. Оксаны не стало в декабре, и мне до сих пор больно оттого, что все было бы возможно, если бы делалось вовремя.

Сейчас вы поддерживаете общение с другими участниками «Я соромлюсь свого тіла»?

Конечно! Мы до сих пор хорошо общаемся с участниками, которые были у нас на проекте. Ведь они — наша большая семья, которая за эти 5 сезонов сделала здоровыми более сотни людей! И все они такие позитивные! Вы бы видели, как мы радуемся при каждом улучшении их здоровья! Мы просто заряжаемся их настроением! И я бы хотела добавить к #можутьвсе еще один хештег — #япишаюся. Ведь я горжусь тем, что работаю на «Я соромлюсь свого тіла», и этот проект – это моя семья и семья наших участников. Мы искренне умеем сочувствовать, помогать, поддерживать, любить… И это – самое главное!

Читайте больше интересных новостей в Viber и Telegram СТБ.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: