PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci5hZHRlbGxpZ2VudC5jb20vb3V0c3RyZWFtLXVuaXQvMi4xMS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC5taW4uanMiPjwvc2NyaXB0Pg==

#можутьвсе: «Я соромлюсь свого тіла» дарит надежду

Телеканал СТБ

Мирослав Домалевский человек, которого не увидишь на экране телевизора. Но, тем не менее, он один из тех важных людей, кто остается за кадром и создает один из любимейших проектов телеканала СТБ «Я соромлюсь свого тіла». В рамках кампании #можутьвсе о невероятных творческих командах телеканала директор ТО Мирослав Домалевский рассказал о безграничной любви к проекту, ценностях, команде и о том, почему «Я соромлюсь свого тіла» достался ему в наказание.

мирослав домалевский

Мирослав, расскажите, как начинался проект «Я соромлюсь свого тіла»?

Я всем говорю, что мне проект достался в наказание (смеется. — Прим. ред.). Ведь он зарождался действительно своеобразно: он долго готовился, много времени лежал на телеканале и, по слухам, его предлагали очень многим директорам, но никто не хотел его делать.

А почему за него так боялись браться?

Потому что все привыкли браться за что-то сказочное, красивое, воздушное и милое. Проект «Я соромлюсь свого тiла» о другом. О реальности нашей жизни. Наши пациенты приходят с редкими болезнями, которые не всегда лицеприятно выглядят. Пусть будет так, но проект действительно очень реалистичный, он настоящий. С реальными проблемами, переживаниями, болезнями, с людьми, которые запутались и вообще не знают, как выбраться из таких сложных ситуаций. На некоторые части в проекте люди закрывают глаза, знаете, как в детстве? Но сквозь щелочку в пальцах все равно смотрят и обсуждают: в очередях, на скамейках, на работе. Достаточно посмотреть, какое количество обсуждений в соцсетях.

мирослав домалевский

Как этот проект «упал» на ваши плечи? С какими сложностями столкнулись с самого начала?

Поначалу я думал, что с этим всем мне делать (смеется. — Прим. ред.). Но мне кажется, что мы его сделали действительно на очень хорошем уровне. Помню, как мы с командой сидели и думали над тем, как адаптировать проект под нашу страну. Ведь крайне важно, чтобы люди пришли на этот проект, несмотря на то, что он очень откровенный. Но за эти сезоны был огромный поток невероятных людей. И это все не зря: люди хотят меняться, люди хотят лечиться. Зритель смотрит не столько на болезни, сколько на истории людей. Хочется понять причину: почему человек себя так запустил, почему ничего не делал? А есть истории о том, что не нашелся хороший врач, а кто-то испугался первого осмотра, а у кого-то погибли родители или муж бросил и человек махнул на себя рукой – все это приближает нас, смотрящих в экран и наблюдающих за нашими героями, они становятся родными для зрителя. Ты понимаешь, что у Вани Павлюка и не могло быть ничего лучше, потому что он вырос в Карпатах, в маленьком селе, где семья еле сводит концы с концами. Ну кто бы занимался его здоровьем? А теперь у него биопротез, он учится в высшем учебном заведении. И он практически киборг (смеется. — Прим. ред.). Ведь у него рука, как у робота. Представляете себе реакцию односельчан?

Больше по теме: #можутьвсе: СТБ запустил кампанию о командах своих проектов

В чем заключалась сложность создания «Я соромлюсь свого тіла»?

Сложность заключалась именно в том,  как его сделать правильно. Так, чтобы наше общество его восприняло, ведь это тоже большая сложность. «Я соромлюсь свого тіла» — проект британский. И там чуть проще смотрят на эти вещи. Я помню, в одной британской серии была 8-летняя девочка c повышенным газообразованием. Тогда на проект ее привел папа. Он во всей красе описывал то, что он сам не может находиться с дочкой в одной комнате. И они легко об этом говорят. Девочка не стесняется, папа тоже. Они не закомплексованные, открытые, и самое главное — они не боятся чужого мнения. Завтра эта британская девочка придет в школу и не станет изгоем из-за того, что вся страна знает, как часто она пукает, и что папе не нравится содержимое ее газов. Мы же привыкли прятаться: в туалет мы не ходим, газообразование у нас не происходит, мы все идеальны. А это надо менять. Чем больше будет проектов, как наш, — тем больше люди будут понимать, что пукать — это нормально.

На ваш взгляд, почему так происходит?

Мне кажется, что мы просто привыкли стесняться себя. Поэтому «Я соромлюсь свого тіла» —  очень важный проект, который мотивирует и учит людей не прятаться от самих себя. Мне бы хотелось, чтобы люди перестали себя стесняться и научились бороться за жизнь.

Вы уже нашли идеальную формулу проекта? О чем он? И о чем он лично для вас?

Этот проект о том, как сделать свою жизнь чуть счастливее. Звучит, наверное, неконкретно и обобщенно, но это так. Это то место, где люди учатся правильно, внимательно и уважительно относиться к себе. Наше творческое объединение делает множество шоу, и для нас было очень важно сделать не только рейтинговый проект, но и еще полезный. Потому что это настоящее счастье — делать не только рейтинги, но и пользу.

На проекте мы делаем много важных экспериментов, и к этому нужно привыкнуть. Привыкнуть к тому, что себя иногда нужно понюхать (смеется. — Прим. ред.). И если моя моча пахнет аммиаком, то нужно обратиться к врачу. Мы учим людей воспринимать себя. И, конечно же, учимся этому сами.

О каких именно знаниях идет речь?

Иногда, когда мы делаем какие-то эксперименты, я часами бегаю шокированный по офису и просто выкрикиваю: «Ого!!!». Мы сами учимся с вниманием и уважением относиться к собственному телу и заботиться о себе. Мне вообще иногда кажется, что это наша национальная черта — не заботиться о себе. Мы можем заботиться о ком угодно, но только не о себе. Как бы это эгоистично ни звучало, но нужно ставить именно себя на первое место. Себя и свое здоровье. И мне кажется, что проект именно об этом. Когда здоров ты — ты можешь позаботиться и о другом. Помните, когда вы садитесь в самолет, стюарты проводят инструктаж о мерах предосторожности. Одно из ключевых правил: если в самолете нарушена герметизация и выпали маски, сначала надеть кислородную маску на себя, а уже потом на своего ребенка. Почему? Да потому, что потом ты уже, возможно, ничем и не сможешь помочь. Надел маску на ребенка, а сам задохнулся и умер. Когда ты здоров — ты можешь позаботиться и других, а не наоборот. И мне кажется, что проект именно об этом.

Больше по теме: #можутьвсе: Людмила Шупенюк об особенностях работы врача проекта «Я соромлюсь свого тіла»

Какие еще цели ставит перед собой «Я соромлюсь свого тіла»?

Мне кажется, что проект не только лечит. Команда «Я соромлюсь свого тіла» дает еще кое-что другое: надежду и веру. С помощью хороших психологов мы меняем сознание, пытаемся глубже понять человека и вернуть ему желание жить.

Потому что все, что мы видим в кадре, это уже последствия работы команды. Все, что за ним, — намного глубже. Люди по 10—20 лет не обращаются в больницы! И на вопрос «Почему?» они все отвечают: «Было много проблем, дети и прочее». Почему люди бездействуют? Они не боятся умереть? Никто не думает о последствиях. Всем кажется, что летальный исход может быть когда-нибудь, и вряд ли наступит. Лично для меня таким ужасным событием, которое потрясло меня до глубины души, была ситуация с нашей пациенткой Кариной Рублевой, которая обратилась к нам с уплотнениями на груди. Медсестра по призванию, которая не хотела сама обследоваться у врачей. Оказалось, что у девушки рак на последней стадии, и при этом у нее 4-месячная беременность, о которой она не знала. И с этого момента началась борьба за ее жизнь. Карина родила здоровую девочку, но сама вскоре скончалась. Вот итог. Понимаете? А все могло сложиться совсем иначе, обратись она к врачам за те 9 месяцев бездействия, пока все не стало совсем плохо и в отчаянии она не пришла на проект.

Именно поэтому мы показываем, что можно по-другому. И люди сами выбирают: хотят они так жить или нет. Мы показываем, что есть альтернатива, и что это — несложно
на самом деле. Заботиться о себе, любить себя и быть любимым — самое важное,
чему нас учит проект «Я соромлюсь свого тіла». Можно и нужно искать хороших
врачей. Они есть. Наверное, 99% людей мы лечим в Украине. Сегодня есть и хорошие
клиники, и талантливейшие врачи. И все это здесь, в нашей родной стране.

Сейчас вы гордитесь проектом?

Да! Я однозначно горжусь проектом! Потому что за 5 лет я увидел очень много людей, которые выздоровели при помощи него. Например, была у нас Лапченко Таня, которая мечтала обуть красные туфли. Казалось бы, это мелочь, но для человека, у которого огромные ноги со слоновостью и лимфостазом, это было так важно!  Банальная мечта, но когда она их обула… Это невероятные ощущения! Ощущения, что «возможно все».

А еще я очень горжусь нашей командой! Это талантливейшие люди, которые жертвуют собой, в прямом смысле этого слова, чтобы вылечить наших героев и сделать замечательный проект, который дарит надежду. Спасибо им за это!

Фото Анны Гольцберг

Читайте больше интересных новостей в Viber и Telegram СТБ

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: