PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci5hZHRlbGxpZ2VudC5jb20vb3V0c3RyZWFtLXVuaXQvMi4xMS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC5taW4uanMiPjwvc2NyaXB0Pg==

Dilemma: Слава Богу, что Руслан Квинта — музыкальный продюсер Нацотбора

Телеканал СТБ

Группа Dilemma в этом году принимает участие в Нацотборе на Евровидение-2018. В своем интервью для stb.ua артисты рассказали, почему решили посостязаться в конкурсе и почему лично для них Руслан Квинта круче Константина Меладзе. Детали — в нашем материале.

dilemma

Недавно вы сказали, что с песней «На паті» будете выступать на Нацотборе. И вы комментировали, что выступления Верки Сердючки и Русланы самые крутые на Евровидении от Украины, правильно? Что общего у вашей песни с песней Русланы и Сердючки?

Jay: Она просто по энергетике схожа: веселая, с юмором.

А почему вы решили на украинском языке исполнять, а не на английском?

Masta: Потому что на английском есть кому исполнять. Представляете, как круто, когда украинский трек пройдет в финал и выиграет песня на украинском языке в Португалии! Посудите сами! Португальцы выигрывают с песней на португальском, шведы поют на шведском. Вот и мы попробуем выиграть с песней на украинском!

Но все равно есть несколько участников, которые тоже исполняют песню на украинском языке. Вы считаете кого-то своим конкурентом?

Jay: Сложно сказать! У нас настолько отличается музыка от всех остальных. Мы просто жмем всем руку и со всеми дружим. Решать судьям. Хотя одним из фаворитов мы считаем TAYANNA.

А чем ваша песня, с вашей точки зрения, уникальна, чтобы представлять Украину на Евровидении?

Jay: Она уникальна тем, что она другая. Вообще, мы рады, что музыкальным продюсером конкурса стал Руслан Квинта. Он выбрал состав прикольных исполнителей. Ну, или так — 80% прикольных исполнителей. Мне кажется, он поставил себе цель в этом году подтянуть крутых молодых артистов, а не совок, не суперпопсу. Мне кажется, это повлияет в следующем году на участников — на тех, кто захочет прийти. Они посмотрят, что в этом году пришли неплохие участники, то почему нам бы не попробовать? Знаете, Евровидение раньше воспринималось мною лично как «О, Боже, что тут делать?». А когда мы увидели, что приходит много крутых исполнителей, мы пошли. Ведь среди них приятно находится.

То есть вы хотите сказать, что сейчас происходит некая революция в Нацотборе?

Jay: Дай Бог. И в украинском шоу-бизнесе, возможно, произойдет революция.

Это вы судите по исполнителям, которые пришли?

Jay: Мне просто кажется так, я не общался с Русланом на эту тему, но он всего достиг, с ним работает много артистов. Почему не сделать так, чтобы отпали все эти старомодные и неинтересные исполнители, никому не нужное все это?! И появилась молодежная музыка, или хотя бы добавилась. Вы видите, как стрельнула украинская музыка. Это же круто!

Как вы считаете, это плюс, если песня авторская, или неважно, с какой песней выступает исполнитель в Нацотборе?

Jay: Мне кажется, в принципе, неважно. Никто на это не обращает внимание. Никто не станет говорить: «Мы бы взяли вас в финал, если бы вы сами написали песню». Никто не спрашивает у Рианны, кто ей написал песню? Она просто звучит на всех станциях, и всем это нравится. Поэтому это такие мелочи, на которые я бы не обращал внимание.

А расскажите интересное что-то о своем выступлении в конкурсе, о каких-то фишках.

Jay: Мы устроим не меньший движ, чем в нашем клипе! Это точно.

А какие у вас эмоции? Вы волнуетесь перед конкурсом или очень спокойные, либо же просто получаете кайф?

Jay: Мы были спокойными перед конкурсом, когда приехали на СТБ и поучаствовали в этом действии. Когда мы увидели, насколько профессионально подходит к этому канал, мы поняли, что здесь будет не «по-совковому», а все очень круто — фирма. Мы стали немножко переживать, чтобы соответствовать. А еще открою вам секрет. Это первый конкурс в истории группы DILEMMA.

Принципиально это было или как?

Jay: Мы просто не видели в этом смысла. А сейчас интересно.

Потому что уровень другой, правильно я понимаю?

Jay: Во-первых, потому что Руслан Квинта, мы давно его знаем. Во-вторых, это интересно, потому что уровень серьезный и также интересно, потому что конкуренция будет среди интересных исполнителей, а не среди нафталинов всяких.

А кто вам нравится среди участников?

Jay: Мне LAUD нравится, например. Хочется услышать, какая у него будет песня. Еще интересно услышать Constantine.

Masta: The ВЙО интересно, что покажет. Да, несмотря на то, что они представители старой школы, но они крутые. Мне интересно, с какой песней они здесь будут участвовать.

Среди тех, кто уже презентовал песню или какие-то отрывки песни, вас кто-то зацепил по звучанию, по словам, может?

Jay: Я пока что только послушал TAYANNA и Melovina и, по-моему, все. TAYANNA – классная песня для радио. Но здесь она звучит так, будь-то сделали ремикс на «Дикі танці». Хотя, может так и надо.

Каждый год разная песня цепляет людей. Очень сложно предугадать, что понравится.

Jay: Да, очень сложно предугадать и поэтому ты не можешь понять: конкуренция или не конкуренция. Каждый со своей песней может делать все, что хочешь. И только на сцене ты можешь сказать, что классная песня или классный исполнитель. Поэтому до сцены тут все равны, все спокойно.

Masta: Поэтому вся фишка Евровидения, несмотря на то, что это  «пісенний конкурс», в том, что тут воспринимается в комплексе все: как артист выглядит, в чем он одет, как он двигается плюс сама песня, насколько хорошо поет ее вживую, само шоу, что важно на экранах. Все в комплексе воспринимается, а не конкретно песня или конкретно артист. Поэтому, я считаю, у всех шансы одинаковы.

Читайте также: Все песни участников Нацотбора на Евровидение-2018 (ОБНОВЛЯЕТСЯ)

А если у вас вдруг не сложится и вы не пройдете на Евровидение, вы будете  в следующем году принимать участие или вы еще так далеко не заглядывали?

Jay: Мы об этом пока не думаем.  Посмотрим, как все дальше будет происходить. Мне все нравится — серьезно. Поскольку здесь все профессионально, то в таком можно поучаствовать. До этого я не понимал смысла. Если все-таки дальше будут интересные исполнители, то можно пробовать.

Просто интересно, я так понимаю, поконкурировать с достойными и как бы поднять свой уровень и так далее?

Jay: Здесь я не вижу конкуренции. Поскольку у каждого свой вкус и своя песня.

Конкуренция была бы, если бы нам дали 10 часов всем. И за 10 часов нужно было бы написать песню, находясь в одном помещении и никуда не выходя. А так, грубо говоря, все написали и записали свои песни и спели: я здесь не сильно вижу конкуренции. Кто-то сделал шоу, кто-то не сделал; кто-то сам будет петь, кто-то с группой. Все очень разные!

И еще один вопрос: чего вы ожидаете от Нацотбора, не считая победы, естественно?

Jay: Я хочу, чтобы наша песня еще больше разошлась. Если сейчас 1,7 миллионов просмотров на YouTube, то пускай дойдет до 5. Пусть все услышат, что мы делаем и как мы это делаем

Читайте больше интересных новостей в Viber и Telegram СТБ.