PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci5hZHRlbGxpZ2VudC5jb20vb3V0c3RyZWFtLXVuaXQvMi4xMS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC5taW4uanMiPjwvc2NyaXB0Pg==

KADNAY: Мы прыгнули в последний вагон на Нацотбор

Телеканал СТБ

Ребята из группы KADNAY решили снова попробовать свои силы в Нацотборе на Евровидение-2018. Перед конкурсом артисты поделились с нами мыслью, почему именно они должны выиграть и зачем решили во второй раз посостязаться. Детали  — в нашем материале.

Скажите, пожалуйста, почему вы решили принять участие в Нацотборе?

Мы принимаем участие повторно. Прошлогодний Нацотбор дал нам, во-первых, сумасшедший опыт, во-вторых, увеличил популярность — у нас значительно расширилась аудитория. И самое главное — нам открылись те двери, в которые мы очень долго стучались и, как правило, не получали ответа.

Какие, например?

Как минимум, фестивали. Потому что после отбора  за всю историю существования группы у нас было самое фестивальное лето. Это очень круто расширило горизонты. Мы понимаем, что отборы — это сумасшедшая площадка для настоящих музыкантов, некая музыкальная платформа, которая раскрывает тебя посредством музыки.

Вы пришли сюда для дополнительного опыта? Или главная цель — выиграть?

Хотим выиграть.

А почему именно ВЫ должны выиграть?

Боже! Да мы — уникальные! (Смеется. — Прим. ред.)

Читайте также: Все песни участников Нацотбора на Евровидение-2018 (ОБНОВЛЯЕТСЯ)

Чем?

Уникальны всем. Во-первых, мы, как мне кажется, не подстраиваемся под формат конкурса. Как в прошлом году, так и в этом делаем песню, которая абсолютно в нашей стилистике. Мы будем использовать ударные инструменты, но это не только элемент шоу. Это то, на чем наша группа играет на живых концертах. Плюс ко всему: в этом году мы готовим нечто особенное и, как мне кажется, этого вообще никто никогда не делал на Евровидении.

С чем это будет связано?

Музыка, ритм, танец… Все!

Что за песня у вас будет? Как называется? О чем?

Главная мысль заключается в том, что только когда ты избавляешься от всего лишнего, только когда ты наедине с природой, с собой, ты начинаешь чувствовать внутренний голос. Ты начинаешь видеть танец дождя, слышать, как трещит костер, слышать песню ветра — и все это дает возможность в этом всем круговороте звука, в этом ансамбле, в этой Вселенной найти себя, понять, кто ты, и найти свое собственное звучание.

Вы волнуетесь в этот раз больше, нежели в прошлом Нацотборе?

Конечно. Волнение, мне кажется, это одна из составляющих артиста. Если он не волнуется, то, очевидно, в своем понимании он уже все умеет. А если человек все умеет, это уже потолок. Поэтому лично для меня волнение — это какой-то заряд энергии.

То есть это позитивная для вас эмоция — волнение?

Безусловно. Оно очень вдохновляет и заряжает. Это как внутренняя вибрация, которая постоянно в тебе, и ты хочешь поделиться ею. Но буквально две ноты на сцене — и волнение пропадает.

Вы долго решались, принимать вам участие в конкурсе или нет?

В этом году у нас очень мало свободного времени, потому что мы работали над альбомом. Мы недавно выпустили мини-альбом на украинском. И это заняло много времени. В принципе, прыгнули в последний вагон на Нацотбор. Мы это решение долго обсуждали и все же решились.

Эта песня специально написана для Нацотбора?

Да. Как и в прошлом году, мы собрались вместе с Филом и за один вечер написали demo. Нам она очень нравится. И надеемся, это то, что и людям понравится.