PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

Твой Париж в косметичке: L’Oreal раскрывает секреты

Телеканал СТБ

Из Парижа – с любовью. Наша журналистка привезла всей редакции макаруны, а вам – секреты инноваций компании L’Oreal. Она вернулась  влюбленной не только в город, но и в косметику бренда.  Почему? Читайте в материале.


Пока самолет снижался, солнце пряталось за облака все дальше и дальше. Шасси коснулось асфальта, а я поспешила отстегнуть ремень. Посадочная полоса, казалось, не закончится никогда. Мне уже безумно хотелось вдохнуть парижский воздух.  Всегда представляла, что он совсем другой. Оказалось, такой же. Только с нотками свежей выпечки.

Стоит ли говорить, что Париж абсолютно киношный город, в самом лучшем смысле этого слова? Нет, он не похож на декорации или бутафорию. В нем кипит жизнь, наполненная волшебством и загадками. В каждом узком переулке, в огнях знаменитой башни и уличных музыкантах, которые перепевают Zaz.

Если любовь с первого взгляда кажется чушью, поезжайте в столицу Франции. Там невозможно не влюбляться. Во все, что окружает. Завести роман с городом – это маст хэв путешествия в Париж. А чтобы он ответил взаимностью, нужно быть ему под стать. Очаровательной и по-особенному красивой.  Улыбаться прохожим и смотреть по сторонам счастливыми глазами.

Что я положила в свою косметичку, чтобы не уступать прекрасным парижанкам? Тон, тушь и румяна. Все от одного из брендов портфеля L’Oreal – L’Oreal Paris. Почему именно L’Oreal Paris? Ответ в статье. Я расскажу о том, чего вы точно не знали. А также о том, что скрывается за стенами одного из исследовательских центров компании.

Он находится в пригороде Парижа. На территорию попасть постороннему человеку никак не получится. Мне повезло больше. Прессе выдали пропуска и завезли на территорию в комфортабельном автобусе. Несколько больших зданий, а между ними – зеленые газоны, несмотря на позднюю осень. Очень уютно. Хотя самое интересное, конечно же, ожидало в лабораториях. Вы только представьте себе: там «выращивают» кожу, на которой потом тестируются все косметические продукты! Но сначала небольшой экскурс в историю.

Когда в далеких 70-х годах появилась технология реконструкции кожи человека, компания L’Oreal приняла решение развивать ее в своих лабораториях. За 20 с лишним лет группа компаний L’Oreal инвестировала в свои лаборатории во Франции и за рубежом, а также в создание производственной линии и покупку компаний, специализирующихся в этой области (Episkin и Skin Ethic).  А уже в 80-х случилась настоящая революция: компания получила первый восстановленный эпидермис. С ним способность исследовательского подразделения компании прогнозировать безопасность ингредиентов вышла на новый уровень.

Сам процесс «выращивания кожи» состоит из нескольких этапов. Прежде всего нужно получить живые клетки. Обычно для этого используют остатки фрагментов кожи после пластических операций. Далее необходимую часть отделяют, измельчают и помещают в специальную среду, имитирующую тело человека. Состоит она из воды, минералов, сахара, витаминов и гормонов. При температуре 37 градусов клетки живут в периоде инкубации. Четыре недели нужно для полной трансформации от клеток до «реконструированной» кожи человека.

К счастью, L’Oreal не остановился только на создании реконструированной кожи. Компания продолжила эксперимент и усложнила модели, включив более сложные биологические процессы: от простого эпидермиса перешли к моделям пигментированного эпидермиса, имитирующим признаки старения, а затем — и к «полноценным» моделям кожи с функциональными эпидермисом и дермой.

На этих же моделях можно заниматься поиском и подбором новых веществ или сочетаний ингредиентов.
Главным образом, L’Oreal использует свои разработки для тестирования косметики. Модели реконструированной кожи отлично демонстрируют реакцию на косметические продукты. Так что наша с вами кожа в полной безопасности.

Благодаря возможности тестирования косметических средств на реконструированной коже, L’Oreal  с 1989 года отказался от тестов на животных. И это, между прочим, за целых 14 лет до законодательного запрета! 
Первую альтернативу тестированию на животных одобрили в 1996 году благодаря появлению теста на разъедание (коррозию) кожи. С тех пор L’Oreal продолжает активно развивать альтернативные методы. Например, в этом году созданную в L’Oréal модель реконструированной роговицы для оценки раздраженияглаза включили в руководящие принципы OECD*.

Читайте также: Citizen Day 2017: делаем добро вместе!

Своими разработками L’Oreal делится не только с коллегами по отрасли, но и с государственными учреждениями. С 2012 года компания является партнером  EPA — американского агентства по охране окружающей среды, которое запустило несколько программ в области здравоохранения. И  разработало набор тестов in vitro  ToxCast с целью собрать массив биологических механизмов токсичного воздействия и эффектов химических соединений. Сейчас по методологии ToxCast можно провести исследование 30 000 химических веществ.

При выборе производителя косметики важно учитывать не только качество продукции, но и общую активность во всех сферах жизни. L’Oreal создает и поддерживает различные социальные проекты для женщин. Но об этом подробнее в следующей статье. А пока – будьте красивыми. Неважно, в каком вы городе, парижское настроение всегда можно найти в новом цвете губной помады или распылить вокруг облаком легких французских духов.

Читайте также: «Красота для всех»: L’Oréal помогла жертвам насилия обрести работу мечты

* Organisation for Economic Co-operation and Development, OECD) — международная межгосударственная организация экономически развитых стран, признающих принципы представительной демократии и свободной рыночной экономики.

Анна Федорук