PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci5hZHRlbGxpZ2VudC5jb20vb3V0c3RyZWFtLXVuaXQvMi4xMS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC5taW4uanMiPjwvc2NyaXB0Pg==

Оксана Барковская: «Герои моей программы доверяют мне очень личные вещи»

Телеканал СТБ

Video: Оксана Барковская: «Герои моей программы доверяют мне очень личные вещи»

Программа «Частные истории» на канале СТБ появилась не так давно, но уже завоевала свою аудиторию нестандартностью подачи персонажей. Тем приятнее, что к новому телевизионному сезону она порадует зрителей и своим обновлением, и лучшим эфирным временем, и, конечно, неожиданными героями. Ведущая проекта — Оксана Барковская — рассказала нам обо всех профессиональных изменениях и, конечно, о своей частной истории.
— Оксана, любой журналист выбирает тему, близкую себе, что вас побудило заняться «Частными историями»?

— Это была идея на самом деле не моя, я всегда занималась только документальными проектами, и так называемые гламурные истории меня мало волновали как журналиста. Это была идея руководства канала — создать программу, подобную программе «Эксклюзив» на RTL, но позже затея трансформировалась в «Частные истории», потому как мы решили, что сорокасекундные сюжеты о том, как одна звезда набила морду другой, или о том, кто на ком собирается жениться, — для нас слишком узко. А с начала нового телевизионного сезона, то есть с сентября, наша программа стартует уже в качественно ином исполнении. Мы практически полностью изменили формат, но остались в прежних 44 минутах. Теперь уже не будет того количества звезд, которые были в прошлом году, останутся лишь монопортреты. Это ход не новый на телевидении, лежащий на поверхности, но охотно востребованный. Другое дело, что мы подошли к вопросу глобально: фигуры в «Частных историях» будут значительные, масштабные не только в пределах нашей страны. И в целом политическим деятелям мы будем уделять больше внимания, нежели шоу-бизнесу или звездам спорта или кино. Не могу сказать, что мне стыдно за то, что я делала в прошлом году, но сейчас программа просто уже выросла и стала гораздо более содержательной. Она абсолютно иная. К тому же теперь мы будем выходить в более удобное время — каждую среду и четверг в 19:30.
— Кто ваши ближайшие герои?
— Скоро выходит программа с Кирсаном Илюмжиновым. Я была с ним и в Элисте, в Калмыкии, и в Москве, и в Лозанне, в Швейцарии, где он выполнял свои обязанности президента ФИДЕ. Потом грядет история Андрея Лугового, причем история очень личная, настоящая, где будет очень мало полония, но много самого Андрея, с которым мы с удовольствием вместе ловили рыбу и пили чай. У нас будет Владимир Крамник — шахматный гений, о котором почему-то до сих пор никто не догадался снять фильм, готова история Рудольфа Загайнова, известного психолога, который готовит к соревнованиям всех наших ведущих спортсменов (начиная с Каспарова и заканчивая Ягудиным). Также ведутся переговоры о съемках с Хиллари Клинтон и Сесилией Саркози.
— Каковы ваши приемы, позволяющие вызывать человека на откровенность?
— Я очень долго беру интервью, и в конце, когда герой уже устает, он как раз и начинает отвечать на все те вопросы, на которые я ждала от него ответа. Но я им всегда говорю, что у меня нет задачи сделать герою больно. Я им не враг, и потому, видимо, мне доверяют какие-то очень личные вещи.
— Насколько откровенно вы сами можете делиться своими переживаниями?
— У меня есть подруги, с которыми мы дружим уже много лет, и вот они знают обо мне почти все. В принципе мне нечего скрывать.
— Кто вы по образованию?
— Филолог, лингвист. Я окончила Софийский университет. Но журналистикой занималась с детства. Мой отец военный, советник ставки Варшавского договора, поэтому я поменяла много школ, в 1989 году приехала с семьей из Симферополя в Кишинев, где поступила на журфак, но через год, в связи с известными национальными разногласиями, закрыли русские группы, и папа предложил мне лететь либо к бабушке в Москву, либо в Софию, где жил и работал его хороший знакомый. Я выбрала свободу, заграницу, а не бабушку-профессора, которая меня здесь, конечно бы, завоспитывала.
— С мужем, Игорем Прокопенко, ведущим программы «Военная тайна», у вас, как я понимаю, служебный роман?
— Да. Мой старший брат Андрей дружил с Игорем, когда я еще ходила в школу, потому как они почти ровесники: Андрей старше меня на одиннадцать лет, а Игорь на десять. Правда, Игорь никогда не приходил к нам в гости, поэтому я знала о его существовании, но никогда не была знакома лично. Я работала и в газете, и в глянцевых журналах, потом возглавляла пиар-кампанию бывшего президента Молдавии Лучинского, затем трудилась корреспондентом на Первом канале, пока не случился дефолт. Вот тогда Андрей предложил подработать у его друга в «Военной тайне». Я согласилась, пришла и осталась. А через год мы поженились. Игорь привлек меня своим спокойствием, стабильностью, он умеет сглаживать мои эмоциональные порывы. Ну и, разумеется, я его очень люблю. Теперь у нас вот подрастают двое детей — трехлетняя Елизавета и двухлетний Игорь Игоревич, с которыми мы проводим все свободное от работы время.

http://www.mk.ru/