Режиссер СТБ: Российских актеров всегда будут приглашать сниматься в Украину

Телеканал СТБ

Интервью с Максимом Литвиновым, руководителем компании StarLightFilms, продолжает серию публикаций в рамках спецпроекта МБ «Кухня сериала». Украинская женщина руководит пультом, и потому самым популярным жанром всегда будет мелодрама, «Карточный домик» у нас можно снимать разве что в сатирической манере, у женщин-зрительниц наблюдается отвращение к гламуру, а любовь не является главной ценностью… Об этом, а также матриархате, сериальных золушках и их запросах, восприятии жанров, тем и героев, современных требованиях и возможностях продакшенов, – читайте в интервью.

– Начну с вопроса о связях с Россией: оборвались или нет?

– Связи продолжаются. Кстати, из тех россиян, которые со мной работали, никто не придерживался радикальных взглядов. Все считали этот конфликт глупым и страшным. Сотрудничество сокращено – да, в том числе потому, что многие русские каналы не знают своего будущего, не уверены в своем будущем финансировании.

Сейчас все затягивают пояса, и мы видим на ТВ много повторов. То, что производилось в России или в Украине для двух рынков – дорогие, качественные cериалы, до миллиона долларов за час производства – невозможно окупить в принципе. Будем пытаться снимать конкретно для украинского зрителя. Это и хорошо, и плохо. Плохо, потому что качество упадет: мы не можем себе позволить производить даже за $150-200 тыс (а это адекватная цена за час хорошего продукта). И за $50 тыс не можем, если это не совместное производство.

Но вместе с тем, хорошо, что это дает шанс для украинских актеров. Теперь проектов станет меньше, но в них главные роли будут исполнять украинцы.

Чтобы быть хорошим киношным актером, нужно сниматься. Получается, наших не снимали, так как они не раскрученные и не очень хорошо проявляют себя на площадке. Но как же им повышать свой уровень, если они не снимаются?

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Владимир Бородянский рассказал, как без опыта работы попасть на телевидение

– Мы привыкли к раскрученным лицам России и поэтому не очень хорошо знаем своих?

– Есть 10% актеров, которые снимаются в 90% главных ролей. Так во всем мире, не только у нас. Когда мы делали кастинг «Скорой помощи», то смотрели не на медийность актера, а на то, как он может воплотить образ. Каково же было мое удивление, когда друзья спрашивали: «Кто в твоем сериале из звезд играет?», я называю фамилии, а они: «Не будем смотреть. Там нет никого известного». Зритель любит звезд.

С актером сериала "Скорая помощь" Валерием Панковым

С актером сериала “Скорая помощь” Валерием Панковым

Идеально, конечно, когда молодые, никому неизвестные, вдруг становятся звездами. Это – мечта любого продюсера и режиссера.

Украинских звезд, конечно же, нужно создавать. Вот «Гречанка» вышла – и без заграничных звезд справились, молодцы. Я считаю, это очень достойный пример, давайте все так делать. Но если в сериале вдруг появится Хабенский, не будем переключать телевизор из-за того, что он не украинский актер. Главное, что он – талант.

– А усталость от конкретных актеров может быть? В сериалах, как правило, фигурируют одни и те же актеры…

– Все говорят об этом, но все равно идут на картину с Томом Крузом. Потому что знают, что получат от такого фильма. И что – от фильма с Джонни Деппом. Без пиара и раскрутки сейчас никуда. Это ж медиабизнес.- «Одни и те же, надоели», – это ворчание человека, который все равно будет на них смотреть. Все говорят: давайте кого-то нового, но смотрят старых. Все ругали «Дом 2», и при этом у него были высочайшие рейтинги.

У нас не настолько мощный медиарынок, чтобы кто-то мог надоесть.

– Сейчас многие украинские актеры снимаются в рекламе. Это не вредит?

– Надо это уметь использовать. Помните, была реклама водки «Старий друже», благодаря которой актер Владимир Горянский стал народным любимцем? На пике популярности этой рекламы в спектакле «Женитьба» Гоголя в одной из сцен он становился на стул и говорил: «Прийшов, старий друже». Зал взрывался хохотом.

Михаил Ефремов много снимается в рекламе, но не стал от этого худшим актером. Я по-прежнему с удовольствием смотрю фильмы с его участием.

Понятно, участие, к примеру, в рекламе слабительного «якщо хочеш добре как…», – это не очень хорошо. Но это крайний случай. А так, если актер пьёт сок или стирает порошком, – да ради Бога. Я не буду возражать против такой медийности актера. Не вижу в этом ничего страшного.

– А российских актеров будут продолжать приглашать?

– Думаю, да. Как режиссер, я не смотрю в паспорт актеру. Но при этом, как продюсер, я понимаю, что ни Пореченкова, ни Охлобыстина нам в украинских проектах не увидеть. Они сделали свой выбор и теперь должны нести за это ответственность.

– А в целом восприятие россиян на экране может поменяться?

– К сожалению, восприятие россиян украинцами и украинцев россиянами уже поменялось «благодаря» этому дикому конфликту и пропаганде с обеих сторон. Есть больные люди, готовые вешать всех по национальному признаку. Это шовинизм, национализм, нацизм, назовите это как хотите. Они есть, они всегда были и будут в любой стране, не только в нашей или соседней.

-К жанрам перейдем. Какие в тренде сегодня? Можно ли говорить, что приходит время для такого-то жанра, или они всегда одинаково воспринимаются?

– Так сложилось, что в украинской квартире – матриархат. И в магазинах у нас матриархат. Преимущественно так же – во всем мире, но у нас как-то особенно.

– И «українська жінка керує пультом»…

– Саме так. И женщина эта среднего возраста – от 30+ до 50+. Вот на нее все ориентируются. Она все дома решает, смотрит телевизор, пока для мужика нет боя Кличко или чемпионата мира по футболу. И, соответственно, самым популярным жанром на нашем ТВ всегда будет мелодрама, драма. А в кинотеатре, где нет этой женщины, а есть «молодняк», не будет успешной драма или семейная мелодрама (за редким исключением): зритель пойдет на блокбастер или фантастику. Разве что молодежная и семейная комедии могут где-то там урвать кусочек.+_STS2352

– А наше драматическое время влияет на выбор жанра? В том плане, что с одной стороны можно создать облегченным жанром диссонанс с тем, что происходит в стране, с другой стороны, если показывать драмы, можно еще больше загнать зрителя в депрессию.

– Все пытаются угадать, но я думаю, вам никто не ответит на этот вопрос.

Например, сериал «Коли ми вдома», который мы сделали для СТБ, стоял в сетке против всех новостей: Интера, ICTV, «Украины», 1+1. А, как известно, чем хуже новости, тем лучше их рейтинги. И одни нам говорили: вот вам не повезло, если бы не такое страшное время, результаты были бы лучше. А другие: кругом страшные такие события, хоть у вас отдушина, можно расслабиться…

– На выбор темы сериалов: о врачах, о милиции, о военных – ситуация в стране влияет?

– Конечно. Если мы попрощались с надеждой продать свои сериалы для больших каналов в Россию, что мы можем снимать в Украине? Пожалуйста, снимаем про украинских ментов, со всей нашей спецификой – формой, символикой, уставным обращением, языком. И все – мы отрубаем другой рынок. Вот и думайте, надо вам про ментов снимать или не очень?

– Т.е., в подсознании сидит, что лучше все равно снимать на темы, которые можно будет продать в Россию, Казахстан и т.п?

– Да, и с точки зрения медиабизнеса проще обходить тему силовых структур.

– Но на украинском языке все равно будет много проектов?

– Да, но большинство из них дешевые.

– А насколько важен фактор моды на ту или иную тему? Есть «время врачей» например, или «время художников»?

– После успеха «Хауса» появилась мода на медицину, это понятно. Врачебную тему будут постоянно использовать, потому что она позволяет создать драматическую ситуацию в каждой серии. В больнице все время сталкиваются с драмой. А художник… нашему зрителю он, к сожалению или к счастью, не интересен.

– А модельный бизнес, политика?

– У нас в политику никто не сунется. Мы не можем сделать дорогой и красивый «Карточный домик». О политике у нас можно снимать разве что в сатирической манере.

– И дизайнеры, модели, программисты широким массам не актуальны?

– Не актуальны. Ну, про моделей снимать были у нас уже попытки. На Западе, популярна «Gossip girl». Не так тема сериала, как антураж: богатые, красивые. У нас – нет.

– А офисная жизнь?

– Нет. У нас же классовую ненависть никто не отменял: «у меня денег нет, а у них есть». Отвращение к гламуру есть именно у женщин-зрительниц. Мужики посмотрели бы, но им лень смотреть. Разве что, если там будет поразительная история «золушки», как в «Не родись красивой». «Золушка» всем понятна.

– И эта Золушка, проходя через испытания, находит бизнесмена?

– У нас трудности герою не нужно преодолевать – достаточно быть просто хорошим человеком. А главная воспеваемая ценность? Говорят, счастье, но на самом деле – деньги. Никогда не любовь. Вот заметьте, в фильмах Оксаны Байрак никогда не стоит выбор – богатый, которого не любишь, и бедный, которого любишь. Любовь не является ценностью для нашей аудитории. Они уже раз по любви вышли замуж: спасибо, не надо больше, намучились.

И они не поверят героине, если она любовь выбирает, не будут ей сочувствовать. Во всем мире в кино любовь выбирают, но не у нас. У нас героиня встречает любовь, но обязательно богатую. И ценность – счастье, а счастье у нашего зрителя – это деньги. Поэтому у нас все принцы на белых Мерседесах.

– Это связано с экономической ситуацией в целом или менталитетом?

– Давайте говорить об основной аудитории. В сумме все мужские и нишевые телеканалы дадут 20-25%. Все остальные – 75%. Сериалы смотрят женщины, шоу смотрят женщины, голосуют за участников в основном женщины, покупают все продукты, реклама на них направлена, и контент на них направлен.

– Но покупают же женщины, у которых больше денег. И им всем интересна золушка-доярка?

– Порошок все покупают. И у нас очень маленький процент «недоярок». Скажем так: тех, кто доярку за свою не считают, очень мало. И они больше заняты, меньше смотрят ТВ.

– А есть такая потребность – сделать сериалы моложе? Ядро аудитории – это же старшие женщины.

– Стремление есть у всех. Поэтому в сериале всегда есть несколько героев, которые оттягивают на себя тех, кто не в ядре. Грубо говоря, в команде Хауса будет красивая девочка, ради которой будут смотреть мужики, красивый мальчик, ради которого будут смотреть девочки 15-летние. Ну, в Америке еще афроамериканец должен быть, потому что там огромная аудитория. Или испаноязычный, потому что растет эта аудитория…

– А пожилых людей у нас на экране (не) воспринимают?

– Я уверен, что когда-нибудь у нас начнут делать продукт с героями постарше, это может будет интересно. Но пока никто не сделал, потому что старики заперты в своих квартирах и на лавочках у подъезда. Они не работают, не живут активной жизнью. Хотя вот если, например, взять фильм «Ворошиловский стрелок»: мажоры изнасиловали внучку, а дед взял ружье и отомстил – он хорошо идет. Если у нас такой дед-мститель заведется, это может быть хорошей идеей. Почему нет?

– На Западе целая волна фильмов про старшее поколение, под лозунгом «жизнь продолжается».

– Потому что на Западе старики – это очень обеспеченная аудитория, они выплатили ипотеку, выпустили из гнезда детей и начинают тратить то, что всю жизнь откладывали на пенсионный счет. К тому же молодняк пошел в интернет, а старшее поколение предпочитает телевизор. Целевая аудитория, все диктует целевая аудитория. А у них основная ценность какая, в Америке? Семья. Почему? Главная проблема – одиночество. Если у нас главная проблема в этом возрасте – это отсутствие денег, у них – одиночество. У них разводятся, разъезжаются. У них проблема одиночества не только у стариков, а вообще, и главная ценность – это семья.

У нас сейчас главная проблема – война. Поэтому темой будет мир, счастье. Но при этом женщины, они же не воспринимают, что надо отвоевать свой мир.

– Но военную тематику женщины же воспринимали?

– Воспринимали, но в драмах военных. А денег нет их снимать.

– Про любовь можно снимать: он ушел на войну, она ждет.

– Можно на фоне, но тогда это не история войны. То есть, ценность будет не война, а любовь. А как мы уже выяснили, любовь у нас не очень ценится.

Скорее всего, женщины воспринимают сериал по телевизору как свою территорию, на которую они не хотят пускать проблемы за окном, поэтому войны не захотят. Это не для них. Они хотят простого женского счастья, чтоб все было хорошо, чтоб все было душевно. На это всегда будет в Украине спрос. И женщины будут смотреть по всем каналам вот это вот «свое». И никакое новое время на это не повлияет. Они, может быть, стали смотреть больше политических шоу, новостей, дают деньги на покраску сине-желтых заборов, но мелодрама все равно будет у них главной. Это мое мнение.

– А может так случиться у зрителя: если нет российского героя, будем смотреть, например, «Клан Сопрано».

– Нет. Если у нас поборют пиратство, если люди будут вынуждены платить, а не так, как сейчас происходит, – это даст приток к западным сериалам в такой же процентовке, в какой ограничат показ в интернете и по кабельным каналам. Вот тогда, возможно, аудитория помолодеет. Эти люди начнут искать то, чего они раньше не находили на ТВ. И тогда вырастут доли нишевых каналов, и можно туда успеть всунуться с моделями, какими-то айтишниками, художниками…

– И для больших каналов нет смысла пытаться менять программирование?

– Нет, нет смысла. Потому что не поменялась наша женщина. Вы вот послушайте, что играет в маршрутке…

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Секреты роскошных волос от кинодивы Кэтрин Зета-Джонс

– Я помню, Владимир Бородянский рассказывал о походе на концерт Стаса Михайлова, чтобы понять, что хотят увидеть на ТВ женщины.

– Он еще и многих руководителей СТБ на концерт водил. Жуть! (улыбается). Хорошо, что я тогда на съемках был… Возвращаясь к теме хороших западных сериалов: мы все смотрим лучшее и хотим делать такое же. Наш путь – это балансировать между тем, что наш зритель принимает, и тем, куда мы хотим двигаться. Да, людям нужна «Кармелита». Давайте сделаем «Кармелиту» так же красиво, как, например, мелодраматичный испанский сериал «Земля волков». Посмотрите ради интереса. Это же красиво, это круто сделано! Женщины смотрят на красивых мужчин, мужчины смотрят на красивых женщин, это не стыдно показать. Вот это путь продюсеров, кроме тех, кто тупо рубит бабло. То есть делать что-то не только для сиюминутного успеха, а и «для вечности». Если вот это «для вечности» посмотрит наша любимая украинская домохозяйка, то все будут счастливы. Но, к сожалению, сейчас все станет на украинском ТВ дешевле, артисты станут другие, продать это будет невозможно, поэтому нас ждут повторы и ухудшение качества.

– Мы картинку имеем в виду?

– Все. Я вам простой примет приведу. Если вы снимаете семь минут в день материала, у вас есть время на дубли, проработку, вам не нравится сцена, вы ее переснимаете. А если вы снимаете сорок минут в день, качество будет ниже плинтуса._DSC8333

– Но если история будет интересная, фильм все равно может получиться хорошим. Или нет?

– Вы правы в том, что главное, конечно, сценарий. Но есть определенные законы жанра. Красивая картинка требует времени. Кортеж из 6 машин с мигалками и мотоциклами у политика, которого вы изображаете, или он сидит внутри салона «Волги». И так тоже можно. Но если вся серия без кортежа, то вы из жанра вывалились, это уже не шпионский фильм. Нет погони – вы уже не экшн. Соответственно, без достойных бюджетов жанры политической, исторической драмы пострадают очень сильно.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: 10 вещей, которые стоит делать до 10 утра

– И мультижанровые сериалы наверняка тоже, их же снимать сложнее?

– Их сложнее писать. У нас проблема не с производством, а со сценариями. Потому что в Украине меньше снималось, и лучшие мозги утекали за границу, в основном, в Москву. И поэтому те, кто здесь оставался, ничего не писали. И у нас просто не то что талантливых мало, а у нас мало просто профессиональных сценаристов. Мало даже просто нормально пишущих авторов. И даже плохо пишущих мало! Всех мало! Поэтому, когда у вас появится хороший драматургический сериал материал – да его с руками оторвут!

– Можете назвать критерии, по которым вы отбираете сценарий?

– У хорошего сценария есть одна очень понятная штука: надо, чтобы интересный зрителю герой в начале был один, а в конце стал другой.

– А еще какие-то определяющие факторы назовите.

– Понимаете, это как с машиной. Если говорят: «Вы вот какую машину купили бы?». Вы задаете вопрос: «А сколько денег, а зачем мне эта машина?». Одна машина нужна для гонок, другая – для поездок на рыбалку, в одном случае вездеход нужен, в другом – гоночная… Так и с сериалами – есть «Запорожец», а есть Роллс-Ройс. История должна быть внятная, трогательная, душевная, захватывающая и не банальная. Герой должен быть понятным и мотивированным. Вот и все.

– А может быть такое при отборе сценария: вот этого я не приемлю, не верю.

– Лично я против ура-патриотизма, пропаганды и вранья. Клише и предсказуемость тоже не жалую.

– Мы плавно подходим к ассоциации с героем…

– Понятный герой не значит, что он такой, «как я». На заре кинематографа все супермены были суперменами, а потом произошла революция и появилась концепция «не-героя». Что в «Человеке Пауке»? Это мальчик–подросток с подростковыми проблемами, и вдруг … у него сверх способности. Это то, о чем мы всегда мечтаем, и зритель это понимает. У него те же проблемы, что и у многих, – он не может с девушкой познакомиться. И неважно кто он, если история понятна.

– А есть понятие каких-то сценарных табу?

– Есть для каждого какие-то морально-этические принципы, которые он не может переступить – и в жизни, и на экране. Например, я против пропаганды гомосексуальности, которая захлестнула сейчас кинематограф. И против пропаганды национальной вражды. Против смакования насилия.

Ярослава Наумова

ИСТОЧНИК: MEDIABUSINESS