«Чтобы скрыть беременность Юлии Плаксиной, мы пускали в ход особый крой и материалы», – Дима Курята

Телеканал СТБ

Не секрет, что качественное шоу на ТВ – продукт коллективной работы большого количества людей. Поэтому сайт СТБ продолжает знакомить вас с теми, чью роль в создании лучших шоу канала сложно переоценить, но кто при этом никогда не попадает в кадр. Накануне старта новых сей раз мы представляем вам Диму Куряту – стилиста и художника по костюмам в шоу «Танцуют все!» и «Україна має талант», начальника отдела стиля на канале СТБ.   

Дима, как вы попали на СТБ?

Случайно. Я прислал свои работы на конкурс дизайнеров. После предварительного отбора креативный продюсер Константин Томильченко предложил мне должность художника по костюмам во втором сезоне шоу «Танцуют все!». Вот так канал СТБ и стал, в общем-то, моим первым серьезным работодателем.

А чем вы занимались прежде?

Я окончил Киевский национальный университет технологий и дизайна по специальности «Художник-модельер». Одно время работал фрилансером на клипах, фильмах и так далее – но это было несерьезно. Трудовую книжку я завел именно на СТБ. Я был уже достаточно взрослым, мне исполнилось 28 лет. «Сезони моди. Погляд у майбутнє» – единственный конкурс дизайнеров, в котором я принимал участие. Занял там первое место, после чего год стажировался в Голландии. Вернувшись в Украину, я ничем особенно интересным не занимался. Поэтому когда появилась возможность работать на СТБ, приступил к ней с рвением. Это то, чем я всегда хотел заниматься. Меня больше привлекала не fashion-индустрия, а именно работа художника по костюмам в театре, кино и на телевидении.

Откуда у вас вообще любовь к одежде?

К дизайну одежды я пришел от рисования. Я никогда не шил – не люблю это делать. Мне нравится рисовать и придумывать новые образы, так что у меня не столько технический подход, сколько художественный.

Сергей Соседов на Танцах со звездами

Почему тогда в вашем кабинете нет ни одного эскиза?

(Достает из ящика стола) Вот они – это, кстати, эскизы костюмов для артистов постановки Константина Томильченко на фестивале «Нова Масляна». Компьютерным планшетом я не пользуюсь, предпочитаю рисовать от руки. Хоть современные технологии и сокращают время, мне так легче и быстрее. И я же не делаю технические эскизы – моя задача художественно показать образ. То есть не рисовать конструкцию рукава, а дать представление о его форме. Потом, конечно, мои художественные эскизы расшифровываются в ателье с конструктором – какая там линия проймы, какая конструкция юбки и так далее. Это уже идет техническая работа, постановщику она не так важна. Ему важно понимать общую картинку. Лучше всего я умею придумывать новые образы. И хорошо, что я создаю одежду для ТВ, ведь это вещи для жизни интересно рассматривать вблизи – изучать швы и ткани, а на экране зрители таких мелочей все равно не увидят, там важно другое. Например, в танцевальном проекте костюм должен быть интересным не в статике, а в динамике – это очень специфический момент.

IMG_3263.JPG

На каких еще проектах, кроме «Танцуют все!», вы работаете?

«Україна має талант» – второй и пятый сезоны. «Танцы со звездами» на СТБ. 3D мюзикл канала СТБ и  Константина Томильченко «Барон Мюнхгаузен». Концерт по случаю «9 мая». Фестиваль «Нова Масляна» и другие.

Расскажите о своей команде.

Когда я пришел работать на канал, здесь отдела стиля не было в принципе. Был главный стилист канала Оля Слонь, я – художник по костюмам и еще художник по гриму. Постепенно мы начали набирать людей. Сегодня у нас порядка пяти художников по костюмам, которые занимаются разными шоу, примерно столько же стилистов, много костюмеров…

Вы строгий начальник?

Не знаю, это лучше у подчиненных спросить. Думаю, что нет. Я не так долго являюсь начальником всего отдела стиля, так что раскомандоваться еще не успел. Да и вряд ли я когда-нибудь стану тираном. (Смеется.) Вспоминаю свое детство: хуже всего было не получить ремнем, а быть наказанным простым молчанием отца. Став начальником, я придерживаюсь такой же тактики. Да и вся наша работа построена на большом интересе людей к тому, что они делают.  Из-под палки или только ради денег никто не работает. У нас ненормированный рабочий день: трудимся и ночью, и по выходным. Но мы горим этой работой и знаем: не доспим три часа – зато сделаем что-то еще лучше. Самое худшее – это когда по телевизору увидишь костюм, который явно требует доработки.

Дима, вы уже начали рассказывать об особенностях танцевального костюма – можете теперь поподробнее…

Ну, людям надо в этом жить, ходить, танцевать – при этом костюм должен оставаться на месте. Юбка не должна после кульбита остаться у девушки на голове, она должна мягко вернуться вниз. У парней не должны рваться штаны в шпагате. В общем, одежда для танцев чем-то похожа на спортивную одежду, которая внешне выглядит либо повседневной, либо эффектным сценическим костюмом. Она должна быть удобной, чтобы танцор мог делать самые невероятные па. Например, женский костюм шьется на основе купальника, куда вшивают и бюстгальтер, и трусы. Потом мы часто вшиваем разные штуки в бальные юбки, чтобы они лучше разлетались и развивались во время движений, а не висели тряпочкой. Что касается парней, то когда они делают поддержки, обычная рубашка непременно вылезет – поэтому она пришивается к эластичным шортам, которые возвращают ее на место. Специфический и крой мужских пиджаков для танцев. Если в обычном пиджаке поднять руки, то подплечники будут на ушах. В нашем случае закладывается специальный крой, чтобы пиджак одинаково хорошо выглядел как с поднятыми, так и с опущенными руками. Это важно, например, для вальсовой стойки, когда руки находятся на уровне плеч. В общем, есть очень интересная специфика пошива танцевальных костюмов, которая помогает артисту выглядеть на сцене комфортно и эффектно.

IMG_3260.JPG

Костюмы шьются с нуля или бывает, что покупаете вещь в магазине, а потом доделываете ее в соответствии с образом артиста?

Для участников шьем с нуля. Для жюри порой покупаем одежду и переделываем так, чтоб она не выглядела уникально – что-то отрезаем, отпарываем, пришиваем, красим, заливаем хлоркой и так далее.

Какой наряд в вашей практике был самым тяжелым в производстве?

Одним из самых тяжелых периодов была работа над третьими «Танцами» и «Бароном Мюнхгаузеном» одновременно. 3D мюзикл канала СТБ и Константина Томильченко – масштабное шоу, которое требовало полной отдачи. Я просто разрывался. Мы делали это первый раз, СТБ делало это первый раз, Костя делал это первый раз – было много «шишек». В основном, все остались довольны. Хотя я понимаю, что свою работу мог бы сделать лучше, будь у меня больше времени. Получив опыт работы одновременно на двух проектах, я понял: в такой ситуации добиться качественного продукта в обоих случаях просто невозможно.

Барон Мюнхгаузен

А какая градация у костюмов по цене?

Естественно, одежда бывает простая и сложная. Но признаюсь: иногда над простым костюмом работать гораздо сложнее. Дело в том, что простые костюмы часто похожи и надо так изловчиться, чтобы зрители этого не заметили. А что касается рекордов, то самым дорогим в плане одежды был проект «Танцы со звездами», где мы использовали очень дорогие профессиональные ткани и декор, вроде кристаллов Swarovski. Еще дорогие костюмы были в постановке на фестивале «Нова Масляна». Чем больше денег вложено в костюм, тем более эффектно он выглядит.

IMG_3262.JPG

Что происходит с костюмами после шоу?

После проектов некоторые наши артисты остаются под опекой продюсерского центра СТБ и    используют наши костюмы. Некоторые участники сами выкупают вещи для каких-то своих мероприятий.  Часть костюмов перешиваем для других шоу. Так что вещи не пропадают.

Себе что-нибудь в гардеробчик откладываете?

Да, костюмы Влада Ямы сидят на мне почти идеально. (Смеется.)

Кстати, по поводу звезд – вам ведь часто приходится работать и с ними тоже. С кем нравится больше всего? И кто проблемный?

Мы начали работать со звездами на втором сезоне «Талантов». Побаивались столкнуться со звездной болезнью и каким-то неадекватным поведением, но страхи оказались беспочвенными. С парнями вообще просто работать – они нам очень доверяют. Мы покупаем для них что-то в магазинах, что-то шьем, а потом микшируем это, создавая яркий образ. Но больше всего мне нравится работать с девушками, в частности с Таней Денисовой. Она всегда знает, чего хочет. Единственное, что мешает нашей совместной работе –напряженный график Тани. У нее все может поменяться в самый последний момент. Зато у нее очень хороший вкус. Еще просто работать с Игорем Кондратюком. Он любит классические костюмы и имеет подходящую фигуру, чтобы их носить. Изменения в его образ мы вносим лишь на уровне аксессуаров: галстуков, платочков и так далее. С Владом Ямой можно позволить себе гораздо больше. А что касается Сергея Соседова, то я вообще не вижу никаких преград.

35868.jpg

С кем-то из звезд канала продолжаете работать вне СТБ?

Редко. Многие просто выкупают ту одежду, которую мы делали им для съемок.

Еще хотел спросить у вас по поводу Юлии Плаксиной, которая принимала участие в шоу «Х-фактор», будучи тайно беременной. Интересно: знали ли об этом стилисты?

Беременность у одной девушки становится заметной на четвертом месяце, а у другой – на седьмом. Мы знали об интересном положении Юли и пускали в ход разные хитрости: особый крой, специальные материалы и так далее.

Юлия Плаксина на шоу Х-фактор

Какую одежду любите сами?

Удобную. Я не являюсь жертвой моды. Не ношу навороченные и кричащие вещи – я это всё изливаю в творчестве, создавая одежду для артистов на сцене. Сам же предпочитаю классику.

Расскажите напоследок о еще каких-нибудь своих увлечениях, кроме одежды.

Хочу пойти на танцы! Но пока у меня просто нет времени на это. У нас на канале, слава Богу, много специалистов – думаю, кто угодно из ребят, которых я одевал в шоу, согласится помочь мне научиться красиво танцевать. И еще мне очень хочется выделить больше времени для рисования. Я очень давно не выходил на пленэр. А ведь я так люблю рисовать пейзажи!

Роман Щербаков, сайт STB.UA

Оценить работу Дмитрия Куряты, а также всей команды СТБ, вы вновь сможете уже совсем скоро! 30 августа в 20:00 стартует новый сезон шоу «Танцюють всі!», а 31 августа в 19:00 – «Х-фактор»!