Франциско Гомез: «Я всё равно улыбаюсь»

Телеканал СТБ

Франциско Гомез – один из четырёх судей проекта «Танцуют все», самый красивый и самый экстравагантный из них. Появившись в проекте, Гомез сразу заинтересовал зрителей и участников – уж очень он не похож на шоузвёзд нашего, украинского, розлива.
Я думаю, именно Франциско собственным примером помог остальным трём судьям проекта раскрепоститься и начать вести себя живее перед камерой. Никакой зажатости, формализма, понтов – всё, как в танце – движение, жестикуляция, выразительная мимика. Таким образом, реакции судей на всё происходящее в проекте стали неотъемлемой и одной из самых интересных частей шоу. Возможно, я ошибаюсь, и, всё же, что-то подсказывает мне, что это – заслуга Гомеза.
Поэтому, как только появилась возможность, я назначила Франциско свидание в одном из ресторанчиков в украинском стиле. Хотела порадовать иностранца украинской кухней. Как ни странно, Гомез отказался от еды. Из нашего с ним разговора вы поймёте, почему. Ваша Дуся тоже осталась без обеда – не стану же я есть одна, а, особенно, если рядом такой мужчина…
Франциско, вы бывали в Украине раньше, до приглашения СТБ?
Нет, этот проект – это вообще первый в моей практике на территории Украины. Мой опыт начался с Ялты. Вот как я в первый раз увидел Украину.
Скажите, Франциско, как вас нашли СТБэшники? Были ли у вас конкуренты, был ли кастинг судей?
Ну, я думаю, у них был достаточный объем информации о степени моего профессионализма. А по поводу отбора, может, и было что-то такое, я реально не знаю. Меня пригласили поработать в Ялте. Считаю, что это было своего рода собеседование (улыбается), и затем я, собственно говоря, подписал контракт до декабря.
Какое ваше любимое место на Земле?
Наверное, всё-таки, Лондон. Хотя, когда я был маленьким, я хотел вырваться оттуда. Знаете, ведь никогда не ценишь то, что имеешь. И получилось так, что мне нужно было уехать по работе на полгода во Францию, и вот тогда у меня совершенно поменялось восприятие Лондона. Это – город-космополит. Куча возможностей в плане работы, разные люди, микс национальностей. В Европе всего несколько похожих городов.
Чем, по-вашему, отличаются европейцы от американцев?
Американцы все время улыбаются и так искусственно кричат: «О май гаааааад!». Ну, опять-таки, в разных частях Америки люди по-разному себя ведут. Лондонцы, именно лондонцы – совершенно другие, более спокойные и размеренные. Нью-Йорк и Лос-Анджелес – это города, в которых вообще невозможно заснуть. Вечное движение.
Как насчет еды, вы привередливы?
Внутри меня живет обжора, честно. Очень люблю поесть, люблю японскую, тайскую, индийскую, итальянскую, мексиканскую, латинскую, колумбийскую кухни, традиционные английские блюда. А с украинской кухней у меня не очень сложилось. Потому что много всего у вас вареного, кипячёного… Мне не очень это… В общем, хочется в эту еду добавить жизни. Вот только рисовый суп мне понравился в гостях. Люблю, чтобы все было прожаренное, красивое, а вареное-пареное… не-е-ет.
А как вам здесь живется? Вы один-одинешенек или у вас есть какие-то друзья?
У меня тут парочка людей есть, с кем я общаюсь. Вот Саша Бобик и его жена. Встаю, руковожу процессом своей компании в Лондоне по электронке или типа того, с Сашей и его женой – на ужин. Жизнь, как поток – все время вперед. И у меня здесь практически ни на что нет времени.
Вы познакомились с господином Бородянским?
О-о о! Да он просто крутой! Он такой вот … плюшевый мишка… очень классный. У нас с ним есть момент отличного взаимопонимания.
В медиатусовке считается, что он рисковал с «Танцуют все».
О да! Он реально рискнул. И правильно сделал, он горит этим шоу. Он заставил украинскую аудиторию понять то, что поняла Европа и Америка. Они поняли, что проект реально очень хорош, и что мы показываем простых людей, которые шаг за шагом становятся своего рода звездами.
А тяжело вам выгонять участника из проекта?
Честно, да, я же с самого начала в проекте и видел, как все они росли, старались. Я человек веселый, но, что касается судейства и принятия решений, умею становиться ледяным и оценивать ситуацию трезво. Это мне не тяжело, но как-то ранит, будто уходит кусочек меня. Но это работа, а подход к работе должен быть профессиональным.
По итогам передачи должен остаться один. Какие критерии отбора этого одного?
Мы судьи, в чём-то похожи, но у каждого из нас есть свое мнение и свое видение. Мы видим, как шаг за шагом растут танцоры, затем обязательно указываем им на их ошибки, говорим о том, как их исправлять. И за этим всем я пристально слежу, но, когда я вижу, что человек делает одну и ту же ошибку один, два, три раза – приходится прощаться. В шоу люди приходят по разным причинам. Кому-то хочется узнаваемости, кто-то горит исключительно танцем, у каждого свои мотивы. Для меня как для хореографа важны все составляющие, то есть своего рода «пакет».
А с кем вы работали из знаменитостей как танцор или хореограф?
О-о, ну работал со многими. Ферги, Мадонна, Шуга Бэйбс, работал на компанию «Найк», мы делали для них проморолики, были Пола Абдул, Шэгги, Кайли Миноуг.
Расскажите про Мадонну и Кайли Миноуг.
Мадонна – очень целеустремленная женщина, не идет на компромиссы, конкретно знает, чего она хочет, очень профессиональная бизнес-леди. Вы ее можете почувствовать в комнате, даже если вы ее не видите. Все ее шоу – это супер, потому что команда подобрана очень тщательно, и она сама всегда требует, чтобы у нее было все самое свежее, отличное и абсолютно другое.
А Кайли всегда улыбается, всегда. Мне кажется, она пребывает в состоянии абсолютного счастья. Она улыбается, и у тебя ощущение, будто ты знаешь ее уже 15 лет.
Какие машины вам нравятся?
Так исторически сложилось, что я не умею водить. Но у меня всегда было чувство, что я буду знаменитым, и у меня обязательно будет водитель. Мне нравятся хорошие машины, я люблю джипы, мерседесы, БМВ, но моя самая любимая машина, которая у меня должна быть, это кадиллак. С таким сливочным салоном. О-о-ох! Роллс-ройс, конечно, тоже нравится.
А телефон ваш…
О, да-а-а-а-а-а. У меня дорогущий телефон «Блэкбэрри». Это моя жизнь. Он – воплощение дела и удовольствия в одном. Это такого рода спаситель. Дорогой спаситель (смеется).
А вы слушаете украинскую музыку?
Вы знаете, я практически ничего не знаю о ней. Все каналы практически русские. Русские преуспели у вас, я смотрю, Мне даже никто не предложил послушать что-нибудь украинское, что не спрошу – все русское.
Вы в украинские клубы ходите?
В «Хлебе» гулял, мне понравилось. Вообще безумно люблю клубы в Лондоне: «Хэвэн», «Трэйлер Трэш», о, я так за ним скучаю, «Пентхаус», такой себе пафосный клуб, там играют Эр-эн-би. Люблю коктейли. Нравится мне пить, пробовать, очень-очень люблю «Манхэттэн», «Секс он зэ бич», «Мохито», «Лонг айлэнд». Самый крутой «Лонг айлэнд» делают в Чикаго. Нью-Йорк – хорошо, Лондон – хорошо, но вот Чикаго – сила!
Что вы скажете о водке?
О, у меня был замечательный опыт – с одним судьей мы выпивали. И я оказался посильнее. Меня, правда, удивляет эта ваша манера закусывать водку соленым огурцом, но мне сказали, что это традиция. Я не понимаю, зачем, ну, нужно, так нужно.
А что про Городничего скажете?
Он трудоголик, человек, который живет проектом, всегда серьезный, но о-о-о-очень хороший человек. Такой хладнокровный, но все делает со знанием дела. Считаю, что он профессионал и часть отличной команды.
Ваше сердце свободно? Есть ли у вас вторая половинка?
Пока нет. Я еще и достаточно сложный, есть масса всего, что у меня должно быть в комплексе. И вообще, как по мне, работа – прежде всего. Ну, и, наверное, я ещё слишком молод для этого. Хотя, любил, сильно любил. Это чувство, когда ты ради человека можешь сделать все. Когда стираются грани, и нет разграничения на твое и мое. Есть только мы. Но я не спешу. По идее, я понимаю, что всему свое время.
Какой вы человек по темпераменту? Как на ваш характер повлиял шоу-бизнес?
Не секрет, что за кулисами все похоже на цирк. Но, слава Богу, я и мои близкие – мы другие, у нас есть куча энергии. Я вырос с мамой, и друзья – у меня их 12-15, – которые поддержат, если сложно, поставят на рельсы, если вдруг сошел. Жизнь коротка. И даже если бывает ужасный день, я всё равно улыбаюсь. Нельзя впадать в депрессии, тем более что у меня есть моя работа. Когда нет настроения, я понимаю, что мне нужно работать, и это меня спасает.
Когда мы закончили разговор и начали прощание, я поняла, что уйти без борща в желудке не смогу. Сославшись на то, что мне надо припудрить носик, я попрощалась с Сиско, выпроводила его с поклонами, а потом вернулась и как следует поела.
Сиско, приобщайся. Горячему парню – горячую кухню!

Бородянский – очень крутой классный плюшевый мишка!

Не веришь мне?

Сиско не врёт

Не люблю я шото вашу еду вареную

Один раз я любил. А-дин!

Я молодой ещё – жить мне и жить…

Я такой холодный – лёд! Лёд! Лё-о-о-о-од!

Дуся, ты что, испугалась?

Я буду-буду-буду самой яркою звездой
У меня будет-будет-будет-будет-будет кадиллак
У меня уже е-Е-е-Е-е-Е-е-Есть красивый фрак
А на нём уже е-Е-е-Е-е-Е-е-Е-е-Есть красивый мак
Дуся
Язык оригинала