Айболит-2008

Телеканал СТБ

Украинский средний класс подсаживается на сериалы нового уровня — интеллектуальное и высокобюджетное телекино с продолжением. Среди первых «лечить» сограждан будет некто доктор Хаус — циник, мизантроп и суперспециалист

Дайте ей 20 миллиграммов антигистамина (лекарство с легким снотворным эффектом), это может спасти ей жизнь. Потому что если она не заткнется, я ее убью!», — так общается с родителями капризных детей доктор Грегори Хаус, главный персонаж американского драматического сериала Доктор Хаус (House M. D.).

Эта история о профессиональных буднях циника, социопата и мизантропа и при этом гениального врача-диагноста, этакого Шерлока Холмса от медицины, невероятно популярна за рубежом — каждая серия собирает у экранов по несколько десятков миллионов зрителей. Доктор Хаус успешно продолжает новую западную тенденцию к «присаживанию на иглу» сериалов аудитории, которая телевизор вообще смотрит редко, — успешного среднего класса, то есть белых воротничков, а также специалистов с профильным образованием. Именно для них продюсеры начали выпускать кое-что погорячее мелодрам — сериалы о полицейском-убийце, который охотится на маньяков (Декстер), о проделках IT-команды (Компьютерщики), о буднях шефа элитного антитеррористического подразделения ЦРУ (24) и другие — с не менее захватывающими сюжетами.

Кроме забористых сценариев у нового телепродукта есть другие отличительные от обычного «мыла» черты — высокопрофессиональные актеры и немалые бюджеты. Например, стоимость одной серии первого сезона 24 (2001) составила около $ 1,5 млн — продюсеры сериалов поскромнее в то время «умещались» в несколько сотен тысяч. Теперь же бюджетная разница между сериалами двух разных уровней увеличилась еще более. Главного героя в 24 играет популярный британский актер, а также продюсер и режиссер Кифер Сазерленд, известный отечественному зрителю по Времени убивать и Телефонной будке.

Из подобного продукта в Украине транслировался только Остаться в живых на канале ICTV. И, по словам руководителя редакторской службы отдела внеэфирного промоушена Юлии Бондаренко, не оправдал надежд — рядовой украинский зритель предпочел российские сериалы про милицию.

Но телевизионщики не прочь попытать счастья еще раз — с более требовательной публикой, которую бандитские разборки к голубому экрану не манят. Рискнуть решил телеканал СТБ — 8 декабря там стартует первый сезон Доктора Хауса.

Сейчас у них больше надежды на успех: западная тенденция докатилась до Украины, и сериалы новой волны, скачанные из интернета или купленные на пиратских дисках, уже известны и любимы.

«Я даже с блокнотом сидел первые серии», — признается в любви к Доктору Хаусу киевский врач-радиолог Александр Халилеев. Сериал восхитил его не только с кинематографической точки зрения (прекрасно прописанными диалогами и харизматичным главным героем), но и с профессиональной. «Я бы, наверное, показывал его в
учебных медицинских учреждениях», — говорит он.

«Мыло» для гурманов

Популярный британский актер Хью Лори, исполнитель главной роли в поразившем киевского доктора сериале, в своей реальной жизни далек от медицины. Но для всего мира он теперь доктор Хаус — телевизионный герой совершенно затмил его предыдущие роли в кино и других сериалах.

И теперь британец не знает, радоваться или плакать из-за этого: «Я приехал в Испанию на пару дней, и Испания… Они все там чокнутые. Я ходил с телохранителем, черт бы меня побрал! Они помешаны на Хаусе! С ума сходят!»

Впрочем, зрители высоко оценили не только его героя, но и новый подход к телепродуктусты, большие бюджеты, огромный штат консультантов. Правда, до такого уровня «мыло» прошло довольно длинный путь.

Первопроходцем стала история о четырех подругах бальзаковского возраста, находящихся в перманентном поиске любви и секса, — Секс в большом городе(Sex and the City). С ее появлением в 1998 году зрители обнаружили, что телеэпопея имеет право на оригинальность, динамичность, актуальность, острый юмор и откровенные эротические сцены. Расходы на одну серию колебались в районе $ 0,5 млн, и тогда это были немалые деньги — вышедший в том же году и напичканный дорогими спецэффектами мистический сериал Зачарованные стоил $ 0,3 млн за серию.

Полностью отбив бюджет, собрав несколько наград и покорив женщин всего мира, Секс уступил место еще более дорогим сериалам. Вроде Остаться в живых — о пассажирах самолета, попавших в авиакатастрофу и оказавшихся на тропическом острове где-то в Океании. Пилотная двухчасовая серия обошлась в $ 12 млн и собрала у экранов 18,7 млн. американцев.

Фильм зацепил не только масштабностью и качеством съемок, но и тем, что каждая серия представляла собой отдельную историю. Что весьма удобно для занятых людей, не просиживающих у телевизора каждый вечер.

Не меньше внимания уделяется сюжетам, причем они становятся все более далекими как от семейного просмотра, так и от лирики. Вышедший в 2006-м в США Декстер (Dexter) буквально ошеломил главным героем — служащим в полиции маньяком-убийцей, в свободное от работы время убивающим других маньяков-убийц.

Домохозяек просят подвинуться

Декстер держит США в напряжении уже два года — каждую его серию смотрят около 8 млн зрителей. Цинизм и черный юмор Доктора Хауса популярен не меньше — количество его фанатов доходило до 19,4 млн. Бюджет фильма продюсеры не афишируют, однако известно, что гонорар только исполнителя главной роли равен $ 400 тыс. за эпизод.

За зрительские симпатии борются сериалы Герои — о людях с нечеловеческими способностями, Побег — о тюремных злоключениях невинно осужденного и его брата, Мертв, как я — о девушке, ставшей после смерти провожатой для душ умерших людей, и еще десяток с не менее изобретательными сюжетами.

Доктор Хаус, при просмотре которого люди, неискушенные в медицине, обращаются к энциклопедиям, стал едва ли не самым ярким доказательством того, что разработчики телемыла перестали считать зрителя примитивным.

И публика платит продюсерам взаимностью. Киевская художница-иллюстратор Любовь Маликова успешность такого подхода к «мылу» прочувствовала вполне — она и сама не прочь иногда провести пару часов перед экраном, а среди настоящих фанатов сериалов нового поколения теперь много ее знакомых из числа представителей богемы и белых воротничков. То есть та самая аудитория, которая раньше не признавала сериалов, а теперь, по ее словам, смотрит взахлеб.

«Эти люди работают, а сериалы — как маленькие друзья. Там привыкаешь к героям и получаешь имитацию вовлеченности в какую-то жизнь. Только домохозяйкам нужна одна имитация, а
этой аудитории — другая», — объясняет художница увлечение своих друзей.

Ирина Навольнева

Корреспондент

Язык оригинала