PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
Канал СТБ запустил цикл "Непрочитанные письма 41-го" | Телеканал СТБ
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

Канал СТБ запустил цикл «Непрочитанные письма 41-го»

Телеканал СТБ

Канал СТБ подготовил к 70-летней годовщине Победы исторический цикл сюжетов «Непрочитанные письма 41-го». Журналист Сергей Стеценко рассказал о том, почему сегодня – спустя так много лет – строки, написанные солдатами в Каменец-Подольском перед немецкой оккупацией города, пробивают буквально до слез.

Журналист Сергей Стеценко

Журналист Сергей Стеценко

Сергей, как родилась идея цикла?

Мы в редакции думали, как сделать к 9 мая какой-нибудь по-настоящему хороший и памятный материал – все-таки 70-летняя годовщина Победы. Классические истории про ветеранов отбросили сразу. Хотелось снять что-то уникальное – то, что действительно бы показало, какой война была на самом деле, потому что подлинная история часто переписывается победителем. В общем, мы начали разрабатывать несколько вариантов, пока не позвонили в Национальный музей истории Великой Отечественной войны, где хранится невероятная коллекция писем. Это более тысячи листов, которые в 1941 году были выброшены в урны в Каменец-Подольском, а уже с приходом немцев они были конфискованы и вывезены в Австрию. Только в 2010 году эти непрочитанные письма вернулись в Украину. Их уникальность еще и в том, что они не проходили цензуру, как другие фронтовые письма. Вот за них мы и зацепились, решив найти людей, которым они были написаны.

Много таких людей осталось?

Их очень мало, а в музее нам сказали, что их практически нет, потому что редко кто доживает до 90 лет. Прошло очень много времени, поэтому, я думаю, около 98% ветеранов уже нет в живых. Еще одна проблема в том, что когда шло наступление, людей эвакуировали в самые разные места СССР и часто — очень отдаленные. Сегодня они могут быть разбросаны по всему миру. Мы, конечно, пытались найти живых ветеранов – прозванивали, но оказывалось, что они либо мертвы, либо живут где-то очень далеко. Тогда мы решили сделать упор на их внуков и других родственников.

На съемках цикла "Непрочитанные письма 41-го"

На съемках цикла «Непрочитанные письма 41-го»

Какое письмо из прочитанных поразило больше всего?

Письмо солдата Воробьева жене и сыновьям. Это невероятное письмо, в котором он описывает свою правую руку и говорит, мол, вот вам моя правая рука – она еще жива… Воробьев думал, что погибнет, поэтому и описал свою руку, чтобы у его родни осталась хоть какая-то память о нем. В этом письме солдат больше 15 раз обращается к своей жене – так сильно он ее любил. Найти родственников Воробьева было невероятно сложно, но мы все-таки справились. Когда мы ехали записывать с ними интервью, то боялись, что они воспримут письмо без энтузиазма. Ведь уже столько лет прошло – какая им разница, кто и что писал кому-то в 1941 году из Каменец-Подольского… Но на месте мы были поражены. Они собрали всю семью: внуки, братья, племенники – все! И они нам говорят (а Воробьев, кстати, вернулся с войны), что дедушка им рассказывал об этом письме, которое он писал чуть ли не под обстрелом в окопах. И вот через столько лет мы вручили его внукам. Они были вне себя от радости и говорили, что знали о письме и даже искали его, но сами не смогли найти. Я советую всем посмотреть этот сюжет в «Вікна-Новинах» – вы увидите, как внук читает письмо Воробьева, а его правнук буквально рыдает от слов, которые некогда написал его прадед. Это невероятное зрелище. Это машина времени. И это то, ради чего мы взялись работать над циклом.

А сколько всего будет сюжетов?

Мы сняли четыре серии. Вчера мы показали первую серию о бабушке, которая была хранителем писем в Одессе. Она не имеет отношения к письмам из Каменец-Подольского – просто ее история потрясла нас не меньше. Благодаря ее работе в архиве украинцы узнали об одном из героев обороны Севастополя, которому после этого даже поставили стелу. В общем, это была запускная история, чтобы просто напомнить людям о приближении годовщины Победы. А уже сегодня мы начнем показывать непосредственно истории о «Непрочитанных письмах 41-го».

На съемках цикла "Непрочитанные письма 41-го"

На съемках цикла «Непрочитанные письма 41-го»

Как-то изменилось отношение к войне после работы над этим циклом?

Работа заняла около трех недель, то есть мы достаточно глубоко погрузились в тему. Мы, кстати, не только работали в архивах и искали родственников ветеранов. Мы еще сняли постановочные сцены, в которых попытались реконструировать Каменец-Подольский 1941 года и ту военную обстановку, в которой солдаты писали свои письма. Это первые дни войны – время, когда люди только-только узнали о том, что началось вторжение. Самый невероятный опыт – это, конечно, чтение самих писем. В них реально чувствуется, что люди понимали: уже завтра они могут погибнуть. Поэтому в письмах сохранилось самое сокровенное, что человек хотел передать своим близким перед возможной смертью. Читаешь это, а в голове сразу возникают яркие картинки, как солдаты сидят и аккуратно выводят одно слово за другим. Что говорить – это наша память. Это забывать нельзя.

Смотрите новую серию цикла «Непрочитанные письма 41-го» в программе «Вікна-Новини» уже сегодня (6 мая) в 18:00 на СТБ!