PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
Марек Марцек рассказал о пользе «Доброго знака» | Телеканал СТБ
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

Марек Марцек рассказал о пользе «Доброго знака»

Телеканал СТБ

С января 2015 года шоу «Все буде добре» запускает проект «Добрый знак». Теперь, чтобы выбрать в магазине качественные продукты для своей семьи, вам будет достаточно найти те из них, что промаркированы эмблемой «Доброго знака». Проверкой продуктов будут заниматься лучшие европейские лаборатории и самые профессиональные специалисты в области пищевых технологий – например, польский эксперт Марек Марцек.

Марек, вы много лет были экспертом по закупке и проверке продуктов в Европе – какие ваши главные достижения за все время работы?

В 1993 году, когда я только начинал работать в сети розничной торговли, системы обеспечения качества в таких организациях практически не существовало. Тогда было лишь одно требование к поставщикам: чтобы продукты соответствовали требованиям законодательства. Не существовало также отдела по контролю качества. Были только специалисты, которые отвечали за контакты с государственными органами надзора за рынком. Только в конце девяностых годов и в начале XXI века начались огромные перемены, результатом которых является сегодняшняя ситуация.

_DSC7253И вы непосредственно имели честь активно в этих переменах поучаствовать?

Да, насколько я помню, в 1998 году я стал членом «Quality Core Team» – команды, что разработала и внедрила комплексную систему обеспечения качества для группы METRO в одной из крупнейших торговых сетей в мире. Эта система включала в себя принципы работы с поставщиками, особенно собственного бренда (в том числе – их аудит согласно требованиям), профиль качества продукции собственной торговой марки, правила проверки качества продуктов подчиненными и их исследования в независимых лабораториях. Я также несколько лет занимался вводом систем обеспечения качества на уровне структуризации торгового оборудования (в том числе – согласно требований HACCP).

Речь идет только о работе в Польше?

Нет, я был ответственным за внедрение этой системы в 12 странах Центральной и Восточной Европы – Россия и Украина тоже сюда входили. Практически с самого начала их существования я сотрудничал с двумя крупнейшими Мировыми стандартами систем обеспечения качества GLOBALGAP (основное производство ) и IFS (переработка и сбыт). Что касается IFS, то был соавтором пятой версии. Я имел возможность активно участвовать в первых 10 Мировых конференциях GFSI (важнейшей международной организации по вопросам безопасности и качества продуктов).

В чем отличие проблем с качеством товаров в Украине от аналогичных проблем в Европе? Как вообще в Европе следят за качеством продуктов?

Проблемы с качеством и безопасностью продуктов питания похожи во всем мире. Худшее для производителей и реализаторов – это довести до ситуации, когда после употребления какого-то продукта возникают массовые заболевания, не говоря уже о смертельных случаях. Об этом никогда и никто, работающий в продовольственном бизнесе, забыть не сможет. Я думаю, что как на Западе, так и в Украине все очень хорошо понимают важность контроля над качеством продуктов питания. Основная разница, которую я для себя отметил, заключается в том, что в Украине больше внимания уделяется соблюдению формальностей (нормативных требований), чем ожиданиям потребителей. В западных странах большая конкуренция, а также постоянно растущее сознание потребителей. Это заставляет производителей завоевывать доверие потребителей к их продукции. Отсюда огромное развитие добровольных систем контроля качества и получения таких сертификатов, как IFS,BRC и Globalgap. В Украине пока можно наблюдать лишь начало этого процесса, но развитие современной розничной торговли и экспорта приведет к быстрым изменениям.

Почему в Украине появилась необходимость в «Добром знаке»? Почему государство не обеспечивает надлежащий контроль качества?

«Добрый Знак» – это ответ на быстро растущую осведомленность украинских потребителей. Кажется, они стали больше понимать, что безопасность для здоровья (на чем сосредоточены государственные органы надзора за рынком) – это только часть их ожиданий. Потребитель хочет быть уверен, что продукт соответствует характеристикам, заявленным производителем, что он производится в условиях, не вызывающих опасности для здоровья и жизни. Естественным ожиданием стало то, чтобы продукты сохранили указанные качества, чтобы не было чрезмерного количества вредных примисей и так далее. Я убежден , что благодаря широким требованиям (которые превышают нынешние требования и правила со стороны государства) «Добрый знак» будет символом продуктов самого высокого доверия!