Город-призрак. Вся правда об освобожденном Славянске

Телеканал СТБ

Корреспондент программы «Вікна-новини» Сергей Стеценко вернулся из освобожденного Славянска. Сегодня, 17 июля, в 18.30 выйдет третья часть специального репортажа «Голос Славянска», где автор поведает всю правду о том, как сегодня живется людям на Востоке Украины.

Сергей, ты уже снимаешь не первый резонансный репортаж. Расскажи, с чего все начиналось?

Первый 15-минутный специальный репортаж мы запустили после трагических событий в Одессе. Его снимала моя коллега Дарья Чиж. «Вікна» тогда хотели показать, что же действительно случилось в Одессе. События в стране складывались так, что мы не могли оставить вне своего внимания то, что происходит. А ведь 15 минут – это четверть фильма. Это возможность делать композиционно выдержанные документальные зарисовки. А еще ты пытаешься ничего не упустить и достоверно передать все те события, которые происходят. Перед эфиром моих спецрепортажей не было ни одной ночи, когда я спал.

Твой первый спецрепортаж «Голос Славянска» вызвал большой резонанс. Как удалось отыскать героя и уговорить его на откровения?

Все началось с того, что на ресурсе «Петр и Мазепа» появился блог «Славянск сейчас». Все в нашей редакции заметили, что там все написано очень фильмогинично. А ведь город был тогда под контролем сепаратистов, информации не было практически никакой. А в этом блоге были изложены факты о том, что сейчас на самом деле происходит в Славянске, как город бомбят, как люди плачут. Автор в тексте не уточнял, чьих это рук дело: боевиков, ополченцев или террористов. Он наоборот подчеркивал, что я не пишу о политике, чтобы не вызывать на себя гнев, а просто передаю те события, которые происходят в моем родном городе. Наш шеф-редактор Владимир Павлюк предложил сделать на эту тему спецрепортаж. Решение было приято в среду, а в пятницу зрители уже увидели в эфире первую часть «Голоса Славянска». Мы поставили себе задачу показать максимально все, что там происходит. Город находился в информационной блокаде, и снять-понять, что там происходить, было очень сложно. Русские журналисты, которые находились рядом с боевиками, работали на свою картинку. Только вдумайтесь, снаряд попадает в детский дом, а через 10 минут российские журналисты уже там, выводы сами напрашиваются, кто в кого стрелял. И тогда для первой серии нашего спецрепортажа  я нашел на youtube  много каналов, где местные жители выкладывали все, что происходит в городе, сделал выборку по каждому дню, и мы смешали эти видео с теми записками, которые были у нашего блогера. И таким образом получилось рассказать о человеке, который находится во время бомбежки в городе Славянск.

Поездка в Славянск с известным блогером

Поездка в Славянск с известным блогером

Как автор блога, который тогда еще не называл своего имени, отреагировал на происходящее?

Мы показывали репортаж в тот момент, когда были самые страшные бомбежки. В сети автор блога действительно не называл своего имени. В записках была только электронная почта. Мы ему написали, что хотим сделать с ним скайп-интервью. Но тогда он не решился показывать свое лицо и называть имя. Опасался за своих родных и близких. Он был против появления на ТВ, но он был не против того, что мы будем использовать его тексты в нашем сюжете, и назовем его блог.

Репортаж вышел в эфир. Какова же была его реакция?

Вышел репортаж и через 2 дня наш блогер написал, что видел его в интернете, так как украинские каналы на тот момент  в Славянске уже не показывали. Он прислал письмо нам в редакцию, в котором сказал, что все показанное в репортаже соответствует тому, как происходило на самом деле. Затем он вывесил спецрепортаж в своих заметках, которые он по-прежнему ежедневно писал. События в регионе ужесточались, и уже через 2 недели, когда в городе было нереально находится, он эвакуировался и переехал в Киев с женой и детьми. Родители все еще оставались в Славянске.

Как родилась идея сделать вторую серию спецрепортажа «Голос Славянска»?

После первого  репортажа наш продюсер постоянно поддерживал связь с героем. Мы вели переговоры о том, чтобы встретиться с ним и его семьей в Киеве. Однако у героя, который по прежнему не желал называть своего имени, были определенные сомнения. В то время как раз случилась трагическая катастрофа ИЛ-76 в Луганске. Я делал  репортаж на эту тему. Наш герой его увидел, и он ему очень понравился. Мы долго с ним разговаривали. Он согласился на 2-ю серию, в которой он рассказал, как уезжал из Славянска,  показал свою семью, с которой они на момент съемки второй части спецрепортажа уже жили в загородном доме под Киевом. Их там гостеприимно приютила семья из Западной Украины. Так совпало, что когда вторая серия вышла в эфир, а это было в пятницу, уже начали освобождать Славянск. А в воскресенье, когда его уже освободили, шел объединенный фильм о Славянске. Боевики оставили город, и зашла украинская армия.

Автор спецрепортажа, корреспондент Сергей Стеценко

Автор спецрепортажа, корреспондент Сергей Стеценко

Вы созвонились с героем? Поздравили его с освобождением его родного города?

Да, конечно. А еще у нас появилась идея поехать с ним в его родной освобожденный Славянск, чтобы он там показал те места, где происходили все те события, которые он описывал в своем блоге, находясь в оккупации во время бомбежек.

Вашу поездку в освобожденный Славянск вы покажете в третьей части  репортажа?

Да. Она выйдет сегодня в эфир телеканала СТБ в 18.30,  сразу же после блока новостей. Помимо истории возвращения нашего героя, мы также покажем историю его соседки, у которой разбомбило стенку в квартире во время очередных налетов. А еще мы там встретили бабушку, ей 85 лет, она так и не эвакуировалась и  видела под обломками плит своих соседей. Мы также заехали в разрушенный детский дом, до всех событий он был лучшим в городе, его воспитательница отдавала всю себя деткам, которые там жили. Это была не просто работа, это была ее жизнь. Также мы поговорили с одним из крупных предпринимателей в городе. От его бизнеса, который он строил 10 лет, практически ничего не осталось. Он мне сказал: «Это была моя жизнь, а теперь ее нет, я не знаю, что делать сейчас».

Какие были твои первые ощущения, когда вы въехали в Славянск?

Нельзя сказать, что город разбомблён как Грозный. Некоторые его части разрушены основательно, но есть и целые, в том числе те, где живет герой нашего репортажа, его дом практически не тронут. Но город все равно, когда ты в него въезжаешь, а мы вот несколько дней назад вернулись, создает впечатление города-призрака. Особенно, в первые дни после освобождения. С каждым днем город, конечно же, оживал. Первое ощущение, это неработающие светофоры, валяющиеся провода на земле, осколки по улицам разбросаны, гильзы, блокпосты, песок. Полдень на улице, а практически нет людей, нет машин. Очень много собак по городу бегает и дырки в разрушенных домах. Когда видишь на экране, это одно, но когда в реальности — это совсем другое. Когда ты там встречаешь людей, которым разбомбили дома, то ты отчасти их понимаешь, что этим людям нужно кого-то обвинять. Настроения там, конечно, неоднозначные. Многие смотрят российское ТВ.

Жестокая правда о жизни в Славянске

Жестокая правда о жизни в Славянске

Как к тебе относилась, когда ты говорил, что  украинский журналист?

Я не могу сказать, что агрессивно. Точно не так, как в Крыму и Донецке, когда разбивали камеру. Они мне говорили на камеру то, что они думают. Были и такие, которые утверждали, что мы все равно не скажем правду, что у нас тут бандеры. У жителей Славянска сейчас послевоенный синдром. Практический каждый там пострадал. Их дома разбомбили, убили их родственников. Есть те, которые винят во всем Украину, и есть другие, которые изначально поддерживали сепаратистов, но при этом они говорят, что видели, как боевики стреляли по городу. Они стреляли из жилых кварталов по позициям украинской армии. Они стрельнули и уехали. А затем нацгвардия била в ответ. Это война, в которой жители Славянска оказались заложниками. Эта война далась им ценой смертей их близких и их разрушенных домов. Понятное дело, что есть и такие, у которых остались дома целые. Они очень рады тому, что прекратились взрывы, и они не будут больше умирать. А люди, у которых разбомблены жизни, им нужно кого-то обвинять.  А еще им долго с экранов российских телеканалов говорили, что украинские фашисты будут их убивать.  И тут случается следующие — Украинская армия пришла в город, но они не убивают, а наоборот помогают, делают газ и проводят свет. Привезли гуманитарную помощь. Но при этом им по-прежнему сложно обвинять боевиков, потому что их ряды пополняли местные жители. Сложно обвинять соседа или друга, когда постоянно стреляют. У них возникает вопрос: как? Это же твой сосед, твой знакомый. И получается замкнутый круг. А кого-то в своем горе винить надо, ведь в тебя так долго летели снаряды. Да и в той обстановке было практически невозможно понять, чей именно снаряд попал в твой дом.

После освобождения города произошел ли перелом в сознании у жителей города?

У них сейчас послевоенный синдром. Они отходят от этого всего, что с ними произошло. Когда ты в Киеве находишься, ты этого не понимаешь. Когда ты приезжаешь туда, а мы со съемочной группой проезжали через блокпосты вечером, было уже темно, то все по-другому. Мы заехали в город, проехали крайний блокпост и тут идет автоматная очередь, темно, ничего не видно. Кто стреляет, откуда стреляют, может это боевики начали контратаку и непонятно, что с нами будет через секунду. А мы-то героя везем. Он сидит и улыбается: «Да, у нас такое два месяца происходит. Мы к этому привыкли».

Потом снимаешь на улице, и тут взрыв, и ты снова не понимаешь, что вокруг. И герой стоит совершенно спокойно. На тот момент, когда мы работали в Славянске взрывали мины постоянно, но, правда, далеко от нас. А представьте, когда это происходит в 500 метрах от тебя. Это психологически разрушает в человеке все. Очень сильно давит, и люди просто в таком состоянии не понимают ничего, они  в прострации. И я считаю, что мы сейчас, как никогда должны показать им, как они нам важны, что они наши сограждане, что мы их ценим и остро сопереживаем их горю.

Вы встречали в Славянске российских журналистов?

Нет, они переместились вслед за боевиками. Они сейчас в Луганске, в Снежном.

Расскажи, с какими ощущениями ты вернулся со Славянска?

Я бы хотел снять полнометражный часовой фильм про этот город. Это город-феномен. Хочу ответить для себя на вопрос, почему там именно так все сложилось.

Третью часть спецрепортажа Сергея Стеценко о жизни в Словянске смотрите сегодня, 17 июня, в 18.30, сразу после программы «Вікна-новини».