«Когда в студии гаснет свет, или неожиданно срывается сюжет, у тебя нет права испугаться», — Владимир Бойко

Телеканал СТБ

Владимир Бойко – ведущий новостей одного из самых популярных телеканалов страны СТБ, заядлый гонщик, любитель адреналина и, с недавних пор, колумнист журнала «Playboy». Он рассказал о том, как важно управлять эмоциями на дороге и в прямом эфире.
Сначала была Yamaha YBR 125. Он же Ёбр. 125 кубиков китайской сборки и два колеса дубовой китайской резины. И одногруппник Салем Шариф – знойный рыцарь, который таскал на пары в Нархоз собственноручно клепаные кольчуги. Это он сказал – бери Ёбр. Я взял. И два колеса взяли меня. Салем стал моим первым учителем в новом мире. Мы колесили по району, Салем объяснял, как рулить этим драконом. Потом я сел за руль. И чуть не въехал в Лексус за миллион гривен. Салем ругался. А я думал, что сердце выскочит из груди. Потом Салем уехал домой, а я уехал кататься.

Ёбр возил меня во Львов, Чернигов, Одессу, Никополь и много раз в Полтаву и Новые Санжары. Это были долгие путешествия. Максимальную скорость – 135 диких километров в час я выжимал аж два раза. На затяжных спусках трассы Е-95. Для этого складывал зеркала, обнимал мотоцикл и – так жался к баку, что бился подбородком об крышку горловины. На Ёбре меня раз десять до трусов мочили ливни. Сносили на обочину встречные фуры. Но упал только раз – после дождя на трамвайной колее, на Лукьяновской площади.
_DSC7828a.jpg
На десятитысячном километре за полтора сезона я понял, почему говорят, что у ёброводов стальные яйца. Однажды уснул за рулем. И научился петь песни, чтобы больше не спать. Потом были Максим Макуха и Она. Когда Максим знакомил нас, сказал, что я забуду о правилах дорожного движения. Я не верил. Но уже через два часа гнал по Харьковской трассе и дрожащими руками писал Максу, что попробовал 234. HONDA. CBR 600 RR. В Youtube об этой красавице есть правдивый ролик – Woman Transforms Into Motorcycle. 120 лошадей между ног. До 17 тысяч оборотов. Без отсечки в красной зоне. Гениально вычищенный выхлоп – это была музыка! 4 секунды до сотни, и проверенные 262 км/ч по трассе Е-95. 3 часа из Киева в Одессу. На Хонде – 10 тысяч пробега я сделал за сезон. Без документов и прав (их я потерял на третий день после покупки). С гонками по ночным трассам и милицейскими погонями.

Остановиться означало потерять мотоцикл. Не спрятать мотоцикл на заправке – означало потерять мотоцикл. Не рассчитать запас бензина – означало остановиться и, да, потерять мотоцикл. Встретиться с машиной ГАИ – означало нескучно провести вечер. Чтобы не сойти с ума от адреналина, приходилось орать в шлем. Когда в третий раз ушел от «гайцов» – стальными были уже нервы. Затем было Большое киевское кольцо. От Минского шоссе до Столички – за 19 минут. Днем, в трафике. Впервые я орал в шлем не только от адреналина, но и от удовольствия.

_DSC7824a.jpg

Еще, под Днепропетровском, Хонда познакомила меня с моим Ангелом-хранителем. Раньше я просто догадывался, что он есть. Теперь я точно знаю его улыбку. Потом, пришла осень. У Максима был день ро ждения. А у меня – не было денег на подарок. И Она ушла к нему. Сперва Макс не понял, что это навсегда. Я часто ее навещал.

«Минута до эфира!», — голос режиссера эфира на телеканале СТБ звучит в ухе, как сирена ГАИ. Зрачки сужаются. Пульс прощупывается на кончиках волос. Концентрируешься, дышишь глубоко, успокаиваешься. На то, чтобы собраться – максимум 30 секунд. Еще 15 секунд на глоток воды, последний взгляд на ленту новостей, и – «Добривечір, це Вікна!». 
Только в прямом эфире программы «Вікна-новини» осмысливаешь настоящую скорость. Услышать редактора, прочитать горячую новость в ленте, сформулировать сообщение для зрителя. Это гонка со временем и с собой.

Ты отвечаешь за каждый вираж на трассе, и за каждое слово в эфире.

Ты не войдешь в поворот, если слишком или недостаточно заложишь мотоцикл, не рассчитаешь скорость. И – тебя не поймет зритель, если темп рассказа и смысловые ударения будут неправильные.
Холодный пот проступает на спине, и волосы поднимают шлем – когда на скорости 215 наезжаешь на волну асфальта и оба колеса отрываются от поверхности. И тот же пот, и те же волосы дыбом – когда на первом эфире в студии из-за аварии в сети гаснет свет, или неожиданно срывается сюжет. Но у тебя нет права испугаться.

Испугаешься в эфире – заклинит голосовые связки, или не найдешь нужного слова. Испугаешься на вираже – пережмешь тормоз или слишком выкрутишь гашетку, и – не удержишься.

А нельзя не удержаться. На мотоцикле – это означает разбиться. В эфире – подвести команду.

Спасибо, дорогая Дорога!