«Профессия сурдопереводчика становится более популярной и престижной», — сурдопереводчик программы «Вікна-Новини» Александр Трыкин

Телеканал СТБ

На первый взгляд
профессия сурдопереводчика на телеканале является штучным товаром. Посудите
сами, каналы, которые переводят новости на жестовый язык можно пересчитать по
пальцам одной руки. А переводчиков, которые это делают – двух. Поэтому я решила
спросить у самого переводчика: так ли это. Оказалось, что переводчик с
жестового языка – профессия очень востребованная, набирающая сейчас обороты.

Я пообщалась с переводчиком Александром Трыкиным, работающим на телеканале СТБ.

Александр Трыкин еще в школе увидел по телевизору
новости с переводом для неслышащих. Было это в далеком 1987-м. С тех пор
Александр всеми силами борется за предоставление жестовому языку статуса
полноценного языка. А еще он с самого первого дня его основания состоит в
Совете переводчиков с жестового языка. Ну и, конечно же, не забывает вести
шестичасовой выпуск « Вікна. Новини» на СТБ.

Как люди становятся
переводчиками с жестового языка?

У каждого свой путь в профессию. Но есть одна
закономерность: очень часто переводчиками становятся дети глухих родителей. Или
же кто-то из родственников глухой. В последнее время профессия становится более
популярной и престижной, хотя до этого еще далеко. А ведь во всем мире
переводчики с языка жестов приравнены к переводчикам с иностранного языка.

Каким же был ваш путь
в профессию?

Я жестовым языком занимаюсь с 11 января 1987 года. Это дата,
когда появились первые дикторы-переводчики на центральном телевидении. Они
переводили по второму каналу главную информационную программу страны «Время». Я
тогда был еще школьником, учился в старших классах. Меня это увлекло – сначала
не укладывалось в голове. Но я стал смотреть все выпуски передачи. До 1991 года
я уже экстерном сдал экзамены на курсах переводчиков. Тем или иным образом я
всю жизнь был связан с обществом глухих:  в основном работал на
общественных началах. Возможности работать постоянно не было, потому что я
учился в институте, (по специальности я логопед). Главное, если у человека есть
цель, то он всегда найдет возможность  чтобы развиваться в профессии.

Где можно изучить
жестовый язык?

Обучиться основам жестового языка можно на курсах, которые
проводит Украинское общество глухих в учебно-восстановительном центре в
Пуще-Водице. Там проводят профессиональную подготовку в течение 4,5 месяцев,
выдают сертификат государственного образца. Но там дают только основы, все
остальное зависит от самого человека. Ведь у жестового языка есть своя
специфика. Он живет только в своей среде. Без живого общения с носителями
хорошим профессионалом стать невозможно. Если человек хочет стать
профессионалом высокой квалификации, ему нужна постоянная практика.

Как знакомые
относятся к вашей профессии?

Мои близкие уже привыкли к моей профессии. Но поначалу
удивляло то, что люди не пытаются вникнуть в суть. Некоторые телезрители,
которые мельком увидят переводчика на экране, думают, что мы сами глухие. Не
понимают: как мы можем переводить, если мы сами не слышим. Согласен, что это
профессия, необычная. Но она очень востребована. Глухих людей меньше не становится.
Эти люди требуют специальных подходов в обучении. Пока будут глухие, пока
будет существовать Общество глухих, всегда
будет потребность в профессии переводчика жестового языка.

Расскажите о
перспективах профессии переводчика жестового языка.

Самое главное сейчас – мы добиваемся, чтобы жестовый язык
был признан на межгосударственном уровне не средством общения глухих людей, а
полноценным языком со всеми вытекающими последствиями. Должна быть госпрограмма
поддержки и развития языка. От подготовки квалифицированных переводчиков, до
научных исследований. Научные исследования проводятся, защищаются диссертации,
но пока на государственном уровне в Конституции статус языка не прописан.
А во всем мире уже давно доказано, что это язык со своей лингвистикой,
грамматикой и морфологией. Вот тогда профессия резко пойдет вверх. Даже сейчас
есть много желающих ее освоить. Но из-за недостатка господдержки нас даже
считают социальными работниками. А у них зарплата – копейки. А ведь кушать
хочется всем. Хотелось бы получать адекватное вознаграждение. Мы – переводчики,
а не социальные работники.

Есть ли какие-то
тонкости подготовки к прямым эфирам?

В режиме прямого эфира могут возникнуть различные
непредвиденные моменты. Но профессионализм диктора-переводчика выражается в
том, чтобы он всегда находил выход из любой сложной ситуации. В основном мы все
успеваем, потому что предварительно готовимся к эфиру. Мы
просматриваем тексты будущих новостных сюжетов, даже если мало времени, чтобы
быть в курсе того, о чем будут говорить. Но есть сюжеты, которые готовятся уже
во время эфира и тогда мы не знаем,
что будет дальше.  В такие моменты  приходится воспринимать информацию
на слух. Конечно, от этого качество может быть хуже, потому что очень
сложно одновременно  и слушать и думать, как это выразить жестами, да
еще и не отстать по времени. 

То есть, вы должны
ориентироваться в потоке информации?

Мы должны знать лексические значения всех сложных слов,
политических и других терминов.  Допустим: слово «оптимизация». 
Оно обозначает сокращение чего-то для улучшения. Как это выразить одним
жестом? Поэтому, подручные средства –
словари. Ну и конечно, консультируемся друг с другом. Созваниваемся перед
эфиром с коллегами. Спрашиваем, как лучше показать то  или иное слово,
каким именно жестом.

А обратная связь с
аудиторией имеется?

Я имею обратную связь со зрителями. У нас есть сайт совета
переводчиков жестового языка. За годы работы у нас появилось много друзей среди
глухих. Нет-нет, да и слышим
в свой адрес высказывания. Приятно, когда хвалят, но бывает и конструктивная
критика. Обратная связь существует, потому, что у нас есть своя аудитория
зрителей. Мы очень популярны в их среде.

Кем обычно работают
неслышащие?

Все зависит от человека. От того, кем он хочет быть.
И, конечно же, от образования. Возможности у глухих людей ограничены
тем, что они не слышат. Но только и всего. Есть масса профессий, которыми они
могут овладеть на высоком уровне. Я работаю в КПИ, и там есть группа глухих 
студентов, которые учатся на факультете информатики и вычислительной техники.
Профессия программиста сейчас очень популярна. Она очень подходит для
глухих людей. Ведь говорить не надо, надо думать и составлять программы. Глухие
часто работают зубными техниками. Мой друг Виталий Радько много лет
работает в Киеве, у него своя клиентура. Многие ребята работают в Ашане на кассах,
в Макдональдсе. Они могут работать учителями в школах для слабослышащих
детей. Их профессиональная жизнь и материальный достаток не зависит от
глухоты. Много есть глухих художников, поэтов, актеров. Но, повторюсь, все
зависит от человека.