Виктория Корнюш: «Я уверена, что участие в проекте делает каждого человека более правдивым»

Телеканал СТБ

Под бдительным присмотром этого человека прошел не один сезон реалити-шоу «Битва экстрасенсов», первые сезоны проектов «Україна має талант» и «Танцуют все!», сегодня она продолжает работать с танцорами второго сезона Национального талант-шоу. Она знает, что на самом деле происходит не только за кулисами шоу, но и в душе у каждого участника проекта. Виктория Корнюш — психолог проектов телеканала СТБ – открывает подробности из жизни экстрасенсов, танцоров и талантов

Виктория, вы работаете на трех проектах канала СТБ: «Битва экстрасенсов», «Україна має талант» и «Танцюють всі!», в чем заключается ваша главная миссия, как психолога?

Как правило, стоит несколько задач. Основная – отслеживать внутреннюю динамику, создать правильные коммуникации в коллективе и предотвращать конфликты. Это нужно для нормального взаимодействия участников на съемочной площадке. Могу сказать, что в проекте «Битва экстрасенсов» соперничество намного выше, чем в шоу «Україна має талант» и тем более в «Танцюють всі!». И это связано с тем, что перед каждым проектом стоит своя задача. Например, у экстрасенсов каждый борется за себя и свою практику, поэтому участники применяют различные способы воздействия – от просто психологического давления до некорректных способов. Среди талантов также побеждает лучший, но здесь никто не давит друг на друга, впрочем, как и не состоит в очень дружеских отношениях. Хотя это все-таки позитивный коллектив, где все переживают и поддерживают друг друга. Из шоу «Україна має талант» уходят с новыми друзьями, чего не скажешь об экстрасенсах.

В проекте «Танцуют все!» тема взаимопонимания первостепенна, поскольку участникам нужно постоянно оставаться в позитиве друг с другом, не только для парного и коллективного танца, но и на момент, когда парам придется меняться партнерами. Если ребята начнут жесткую конкуренцию между собой, они не смогут потом образовать новые пары и показать зрителю хороший номер.

С общей задачей разобрались, какие еще задания стоят перед вами?

Понять, какие люди приходят на тот или иной проект, какую цель они перед собой ставят, и помочь им адаптироваться. Например, рассмотрим ситуацию с экстрасенсами. Изначально мне нужно разобраться в каком направлении они работают, что их привлекло в этом шоу, узнать их основные мотивы, переживания, иногда и страхи – для того, чтобы помочь им раскрыться на экране. Часто на съемочной площадке можно услышать от экстрасенсов, что тот или иной конкурс – это не их направление. Поэтому мне важно успокоить и помочь адаптироваться им на шоу, чтобы участники смогли понять, какими новыми способами они могут пройти испытание.

Скажите, во время проектов с участниками важнее общаться индивидуально или коллективно?

Важны все, без исключения, виды коммуникации: и коллективное общение, и индивидуальное, и парное. Последнее в большей мере касается танцоров.

Сколько вам необходимо времени на общение с каждым участником?

Главное – не перегрузить человека. Здесь все очень индивидуально – с одним мне нужно будет посидеть всю ночь, а с другим – всего три минуты, и потом наблюдать за ним издалека. Моя задача – не вложить в участника какие-то свои возможности, а помочь ему найти свои и раскрыть его потенциал. На практике, такой метод называется коучинг – раскрытие внутреннего потенциала человека и помощь в дальнейшем достижении целей.

Для этого вы используете какие-то конкретные методики для всех или опять-таки применяете персональный подход?

Всегда только индивидуальный подход. Кого-то нужно обнять перед выходом на сцену, с кем-то нужно поплакать, кому-то сказать волшебное слово, ну, а на кого-то вдруг накричать. Хотя последний метод для меня противоестествен, но мне пришлось к нему прибегнуть на шоу «Україна має талант». Перед выходом на сцену мы с акробатками Олей Евтушенко и Таней Беловой играли в Карлсона, я их веселила, но в один момент я увидела, что у девочек начинается истерика, и тогда мне пришлось на них накричать: «Что вы себе позволяете, построились…» Я знала, что благодаря этому они сейчас соберутся, выйдут на сцену и отработают номер. Потом, когда они сошли со сцены, я их обняла, мы с ними поплакали, и все наладилось.

С Викой Мартыновой, участницей первого сезона «Танцуют все!», мы, например, били тарелки, когда ей нужно было станцевать джайв и показать яркие эмоции.

Чтобы подготовить многих участников «Україна має талант» к большой сцене, мы проходили с ними следующий тренинг – громко говорили со сцены в последний ряд. Или ходили по сцене и искали так называемое «безопасное» место, с этой точки и начинали говорить. Певцы пели в самых непривычных, но удобных для себя позах. И все эти методы срабатывали.

А что вы считаете самым сложным для участников?

Учится показывать искренние чувства, а не изображать их.

Поделитесь, как можно не изображать, а именно показывать, например, амазонку, если никогда ею не был?

Когда человек что-то танцует, он может проживать или изображать некий образ. Моя задача – найти в жизни участника ту историю, которая аналогична той, которую он будет показывать на сцене. Не нужно изображать из себя короля, просто необходимо вспомнить момент, когда ты себя чувствовал королем, и в этом состояние выйти на сцену. Мне очень дорог Саша Шимко (шпагоглататель), он в какой-то момент почувствовал себя королем сцены и у него получился очень красивый номер. Можно так почувствовать любовь к другому человеку, что сразу подхватываешь и поднимаешь своего партнера к облакам.

Как вы считаете: сложнее настроить участника на выход на сцену или успокоить его?

Важнее не утешать участников, после того как они уже выбыли из шоу, а помочь им понять, с чем они выходят из проекта, и в каком направлении им двигаться дальше.

Насколько сложно работать с детьми?

С участниками младшего возраста всегда работать сложно, поскольку у них еще неустойчивая психика: они могут радоваться и через минуту уже плакать. У них мало ответственности, им нужно постоянно играть, они скучают за родителями… Эти сложности есть всегда. Я рада, когда с детьми приезжают их тренера и не всегда хорошо, когда приезжают родители. Мое восхищение вызвал тренер деток из Бердичева – Карины и Юры, она – настоящий профессионал. В принципе, все руководители, которые приезжали с детскими коллективами на меня производили только положительное впечатление.

Виктория, с кем из участников вы продолжаете общаться?

За редким исключением, почти с каждым. Они все звонят и заходят в гости.

По-вашему мнению, чем ценно для людей участие в таких проектах как «Україна має талант» и «Танцюють всі!»?

В этих шоу есть любовь – так называемая родительская любовь, где родителями выступает вся команда, которая работает над проектом, а участники – это дети. На таких шоу много позитивного и человеческого.

Кроме того, мне нравятся эти проекты тем, что они дают каждому участнику огромный личностный рост и опыт. Каждый, кто проходил – менялся, открывал свои чувства, позволял делать себе то, что раньше боялся. Благодаря этим проектам мужчины становятся мужественными, а женщины позволяют быть себе нежными. И, безусловно, еще более профессиональными.

А какое влияние на человека оказывает победа в проектах?

Победа и слава никогда и никого не портили, они лишь открывали в человеке то, что он когда-то не мог или запрещал себе показывать, можно сказать, что это своеобразное снятие масок. Деньги не делают людей жадными – они просто позволяют людям быть либо более щедрыми, либо игнорировать чужие потребности. Все победители выходят с опытом, уверенностью в себе и более осознанными моральными критериями, и это очень важно. Я уверена, что участие в проекте делает каждого более правдивым.

Какой из трех проектов: «Битва экстрасенсов», «Україна має талант» и «Танцюють всі!» вами более любим?

У меня нет любимого шоу, у меня есть любимые участники в этих шоу. В основном, это люди, которые ищут себя и пытаются найти свою дорогу в мире, при этом уважительно относятся к себе и другим людям.

Виктория, вы помогаете всем участникам на различных проектах, а есть люди, которые помогают вам в вашей практике?

У меня есть коллеги, друзья, к которым я всегда могу обратиться. Хотелось бы отметить, что на проектах, я – психолог, а за сценой – человек, который занимается психологией.

Наталья Ермакова