Нет, я не Хаус, я другой

Телеканал СТБ

В сентябре сериал «Доктор Хаус» был награжден украинской премией «Телетриумф» — он был отмечен в номинации «Лучший украиноязычный перевод». Мы лично знакомы с поклонниками сериала, которые за развитием сюжета следят, смотря русскоязычную или даже оригинальную версию, а по вечерам все равно включают СТБ — чтобы насладиться непревзойденным переводом. Главного героя озвучивает актер Театра русской драмы им. Леси Украинки Юрий Гребельник. Мы задали ему несколько вопросов:

Большинство персонажей сериала «Доктор Хаус» испытывают к главному герою чувство, которое иначе как «любовь-ненависть» не охарактеризуешь. А что испытываете к Хаусу вы? И как развивались ваши отношения: может, сразу он вам не понравился, а теперь вы от него без ума?

Нет, он нравился мне всегда, с первой серии до последней — последней на данный момент. Если было бы иначе, то все бы ограничилось первой серией. А поскольку нравится, то и работаю дальше. Но я не без ума от него. Без ума я могу быть только от женщины.

Чем нравится-то?

Тем, что человек неординарный, непохожий на других, в нем превалирует такое редкое на сегодняшний день качество, как отсутствие приспособленчества и жажда истины. Ему все время надо искать вот это неуловимое, то исчезающее, то появляющееся вновь — то, что называется «истина».

Долго искали для язвительного, злобного и бесконечно обаятельного Грегори Хауса нужную голосовую манеру, интонацию?

В общем, да. Под него подстроиться очень сложно. Хью Лори — по сути своей актер острой формы, но играет очень мягко.

Обходится без наигрыша?

Абсолютно. Но при этом он дает такую довольно острую форму. Конечно, было сложно поначалу, пока приспособился, настроился. Но это все дело техники.

Грегори Хаус большой остряк, его высказывания часто — готовые афоризмы. Что из сказанного им вам особенно по душе?

Нет, я не говорю в жизни фразами Хауса. Я — не Хаус. Я другой совсем человек. Что бы я ни играл, я делаю это только на сцене или перед микрофоном, а в жизни я другой человек и не хочу быть своими персонажами. У меня есть своя жизнь, свои принципы, незачем растворяться в своих персонажах.

Если б вам не довелось Хауса дублировать, как думаете, смотрели б сериал все равно?

Думаю, да. Это нормальный уровень. Его нельзя назвать сериалом — в том смысле, в каком обычно употребляют это слово.

Конечно, «Хаус» — сериал только в смысле количества серий, но не качества.

Да, это фильм хорошего качества, так что — конечно, смотрел бы.

Как вы стали украинским голосом Хауса?

Это было года четыре назад. Попал я на него совершенно случайно, поскольку работал в замечательной фирме «Так треба продакшн», занимающейся дубляжом, — я и сейчас там работаю. Там у нас никаких проб никогда не было. Просто тебе дают материал, режиссер озвучания ведь представляет, какой актер подходит по тембру голоса. Когда мы сделали первый сезон и его показали на одном из украинских каналов (это был не СТБ еще), на него никто внимания вообще не обратил — вот в чем парадокс. Я-то знал, что сериал хороший, потому что мне приходится и дерьмо всякое озвучивать, а с таким материалом я чуть ли не впервые столкнулся: чтобы сериал такого качества и такие артисты. Показали первый сезон — и нулевая реакция, вы можете себе представить? Я говорил своим друзьям-знакомым: вот обратите внимание на сериал «Доктор Хаус». Они отмахивались: да ну, какой-то сериал там. Но когда за дело взялся канал СТБ и раскрутил эту историю, сделал достойную рекламу — вся страна стала сходить с ума от доктора Хауса.

В вашей актерской биографии часто случались столь противоречивые и неотразимые персонажи, как Хаус?

Да всякие бывали. Я, например, играю Дон Кихота и Булгакова в одном спектакле. Бернарда Шоу играю.

Хауса вы играете пять сезонов и неизвестно, сколько еще придется. А какая ваша самая долгоиграющая театральная роль?

К сожалению, в прошлом сезоне сняли «Бешеные деньги» по Островскому. Мы его играли 15 лет почти.

Этого никто пока не знает, поэтому — в качестве фантазии и гипотезы: как думаете, чем закончится сериал?

Мне бы хотелось, чтобы ничего не менялось, чтобы Хаус такой же и оставался, чтобы не было никаких хеппи-эндов, чтобы отношения с женщинами у него такие же были, без всяких там свадеб в конце, потому что это было бы уже неправдой.

И чтобы у всякой женщины оставалась надежда.

Может, и так. Если будет хеппи-энд, это будет уже не Хаус, потеряется логика поступков. Лично для меня это будет измена.

Хаус терпеть не может огурцов в сэндвиче. А вы?

Да тоже не люблю.

Ну вот! Что-то общее у вас все же есть.

Конечно, есть. Общее — мы оба мужчины. Он с женщинами сложно находит общий язык, потому что они женщины, они другие, если к ним честно относиться — это сложно, а если подыгрывать…

А подыгрывать — не в ваших с Хаусом характерах?

Нет, не в моем и не в его. В этом мы с ним абсолютно похожи. Он ищет истину постоянно. И я тоже пытаюсь.

Наталья Кандаурова

«Салон Дона и Баса»

Язык оригинала