Алексей Мустафин: «Многие проблемы, которые мы сейчас переживаем, можно было предвидеть уже тогда»

Телеканал СТБ

Со 2 по 5 марта телеканал СТБ показал 4-серийный документальный фильм о событиях 2004-го года – «2004». Автор фильма Алексей Мустафин – заместитель главы правления СТБ по информационному вещанию – коротко рассказал о своем фильме в нашем интервью.

На какую аудиторию рассчитан ваш фильм? Кому он будет интересен в первую очередь?



2004 (2 DVD)

70 грн.


Купить DVD

Мы адресуем наш фильм прежде всего тем людям, которые сами принимали активное участие в событиях 2004-го года – по ту или другую сторону баррикад, тем, для кого «оранжевая революция» – не просто глава в истории Украины, но еще и часть личной истории. Мы хотим не только напомнить о том, что происходило тогда, но и попытаться посмотреть на события 2004-го другим взглядом – взглядом людей, за плечами которых уже есть опыт последующих лет. Мы хотим рассказать о том, о чем тогда они, может быть, не знали и не догадывались. А может, и не хотели знать, поскольку многие вещи на самом деле лежали на поверхности…

Вы считаете, что к таким событиям как «оранжевая революция» интерес с годами не ослабевает?

Возможно. Интерес ослабевает ко всем событиям. Но наша задача – не просто напомнить… Даже во время работы с фильмом мы увидели, что многие проблемы, которые мы сейчас переживаем, можно было предвидеть уже тогда. Во всяком случае, тем людям, которые видели, что происходит на самом деле – не только на сцене, но и за кулисами.

Чем ваш фильм отличается от прочих проектов на эту тематику?

Во-первых, это достаточно масштабный проект, во-вторых, мы все-таки хотели отойти от той несколько мифологизированной версии событий 2004-го. Несмотря на то, что это совсем недавняя история, «оранжевая революция» воспринимается как нечто легендарное – даже не с точки зрения масштаба и беспрецедентности, а в смысле додумывания и конструирования реальности, которой на самом деле не существовало. Поэтому мы хотели отойти от мифотворчества, показать не «оранжевую» и не «бело-синию» версию событий, а то, как все происходило на самом деле. Мы не пытались каким-то образом переубедить людей, изначально убежденных в правоте той или иной стороны. Мы просто пытались делать проект, который позволил бы посмотреть на события незашоренным взглядом. И в то же время глазами людей, которые были даже больше вовлечены в процесс, чем люди, стоявшие пять лет назад на площадях. Сам я еще не видел попыток взглянуть на события 2004-го года именно таким образом. Мне кажется, что это было непросто, но со своей задачей мы справились. И именно поэтому мы рассчитываем, что фильм будет интересен зрителю.

Тяжело снять фильм о политике так, чтобы потом не обвинили в заангажированности?

А мы не боимся, что нас обвинят в заангажированности. Это единственный рецепт. Потому что, безусловно, всем понравиться трудно. Но мы старались быть честными с самими собой. Не перевирать, даже если те или иные слова героев нам лично были неприятны. Даже если нам казалось, что все происходило по-другому, мы давали участникам событий высказаться. И неслучайно роль автора в проекте сводится к функции модератора. В фильме мы не пересказываем события, мы не рассказываем, как правильно их воспринимать. Мы задаем вопросы и показываем, как это воспринималось или воспринимается сейчас людьми, которые участвовали в событиях 2004-го. Мы не хотим поучать – мы показываем, как оно было на самом деле. Именно поэтому, с моей точки зрения, нас трудно обвинить в заангажированности. Хотя если есть желание, то это всегда можно сделать. Но мы просто не ввязываемся в эту дискуссию. Это проект для зрителей, и пусть зрители сами делают выводы.

Ваша задумка фильма сильно отличалась от того, что вы получили в результате?

Безусловно. В таких проектах очень многое зависит от героев. И нас ждало несколько сюрпризов. Но главное – я считаю, что нам удалось в интервью вывести людей на достаточно откровенный разговор, и я очень ценю это. Мы предполагали, что участники могут «закрыться», в конце концов, для них это тоже часть личной истории, о которой далеко не каждый согласен рассказывать всему миру. Но в этом смысле для нас было приятной неожиданностью, что люди были достаточно откровенными в своих оценках. И мы им за это очень благодарны.

Алёна Колесник