Журналист «Вікон» Павлина Василенко: «Беспристрастные, сухие новости никому не интересны»

Телеканал СТБ

В новостях ее тяжело не заметить из-за ее необычного имени. А еще она жизнерадостная, веселая и общительная. Павлина Василенко в «Вікнах» уже два года, часто ездит в командировки и совершенно не теряется перед камерой. А еще ради любимой работы она поборола свою непунктуальность и… научилась быстро бегать.
Павлина, быть журналистом тяжело? В чем основная трудность для тебя лично?
Тяжело, наверное, все. Когда я пришла на СТБ, мне было тяжело писать нормальные, исчерпывающие тексты. Об этом мне говорили редакторы, и я сама видела, что что-то у меня не получалось – я не могла найти сам стиль подачи. С каждым месяцем становилось легче и легче. Вообще бывает тяжело найти время для друзей. Но, с другой стороны, все-таки приятно, что ты сделал хороший сюжет, пообщался с интересными личностями. Еще тяжело общаться с людьми, которые думают, что они все знают. Наверное, они действительно знают очень многое – я согласна. Но они часто пытаются тебя образумить, видя в тебе какого-то врага, думают, что ты пришла, чтобы потребовать от них каких-то разъяснений… А ты просто собираешь информацию, не делая никаких оценочных выводов. А они этого не понимают. Тяжело бывает в командировках, когда они непредвиденные, и ты ничего с собой не взял. У меня несколько раз так было: летишь на полдня, а остаешься на два. И у тебя с собой ничего – только блокнот, ручка, телефон и кошелек. Но все это компенсируется хорошей работой и чувством удовлетворенности. И это важно.
Когда ты начинала работать, у тебя был страх перед камерой?
Не-а!
А как ты себя сейчас в кадре чувствуешь?
Отлично. Я даже замечаю, что работаю на камеру лучше, чем на фотоаппарат. И мне кажется, что я плохо получаюсь на фото, а лучше на видео. Вначале, может, и был легкий страх, но когда я понимала, что все это можно переписать, потренироваться – становилось спокойнее. Оператор же не всегда пишет набело. Он часто советует, как лучше стать, как говорить, потому что он – первый зритель всего этого. Я лично не люблю, когда меня снимают снизу. Это очень неудачный ракурс. Камера и без того на человека несколько килограмм набрасывает – просто визуально. Разве что бывает страшно, когда заканчивается пленка, а ты боишься не успеть. Может быть, в самом начале я немного стеснялась перед операторами – они работали на ТВ давно, были более опытными. Еще тяжело, когда люди смотрят на тебя в процессе работы. Перед ними, наверное, у меня особая трепетность. Ты ведь все-таки это делаешь для них. Я всегда пытаюсь анализировать, как они меня воспринимают, как видят на экране.
Как вы поступаете, если сюжет не успевает к эфиру?
У нас есть дедлайны: за час до эфира все сюжеты должны быть вычитаны, после этого они идут на монтаж. Бывает, что возвращаешься со съемок поздно и с колес это все монтируешь. Также бывает, что сюжет не успевают вычитать. Времени может не хватить, когда уже монтируешь материал. Как правило, если сюжет не готов, он в эфир не идет. Если сюжет не пошел на 18-часовой эфир, его можно доделать, и он идет на 22 часа. Еще сюжет может быть не готов по техническим причинам – виснут компьютеры. Раньше в этом плане было гораздо тяжелее, потому что были кассеты. Сейчас используется нелинейный монтаж – с компьютера на компьютер. А когда мы работали с кассетами, у нас буквально были соревнования – кто быстрее добежит до эфирного корпуса. Ты с кассетой в зубах бежишь, а тебе держат лифт :). Обычно просили мальчиков, чтобы бегали они. Когда мальчиков не было, приходилось бегать на каблуках. Так что тогда многое зависело от того, насколько быстро ты бегаешь :).

Какие черты характера тебе пришлось в себе развить, чтобы органично работать в новостях?
Я очень непунктуальный человек. В школе я могла проспать первый урок, в институте – первую пару. А потом, придя на новости, я поняла, что пора что-то менять. Даже до этого, когда я работала в газете, нужно было много где успевать – пройти аккредитацию, например. Поэтому мне пришлось стать пунктуальнее. Когда опаздываешь в информагентства и на важные встречи, начинаешь задумываться: надо вставать раньше. Еще в новостях важно научиться отличать главное от второстепенного, и на этом второстепенном не зацикливаться. Раньше, в газете, было иначе. У тебя есть диктофон и целая ночь впереди, чтобы написать статью, репортаж или интервью. А здесь у тебя куча фактов, и надо сконцентрироваться на главном. Бывает, я зацикливаюсь на чем-то, что кажется мне страшно важным, а в результате оно яйца выеденного не стоит. Ну и поскольку я человек вспыльчивый, еще мне пришлось развить в себе спокойствие.
Ты считаешь, что журналист не должен высказывать свое мнение?
Я собираю информацию, все это записываю, ну и параллельно задаю какие-то вопросы. А осуждать кого-то, выражать свое недовольство… Конечно, не делать этого бывает трудно. Пока журналист берет интервью, он может высказывать свое мнение вопросами. Если это ток-шоу, журналист может подначивать приглашенных гостей на какую-то дискуссию, на полемику. Тут это просто повод для дискуссии, для информационного общения. Ведь каждый разговор – это какая-то информация. Свое мнение я могу выложить в сюжете, хотя ни в коем случае не оценочное. Я раньше страдала таким, что пыталась все оценить в тексте, навесить ярлыки. Тут уже смотря какой жанр. В новостях ты можешь выразить свое мнение, но так, чтобы люди просто поняли, что ты имел в виду.
И при этом смогли сделать свои выводы?
Да. А если это другой жанр, то там может быть допустимо свое мнение. Это мое видение, я не знаю, схоже ли оно с канонами, которые прописаны в учебнике журналистики. Беспристрастные, сухие новости вообще тоже никому не интересны.
Но за излишнюю субъективность не ругают?
Ее просто не должно быть. Мы в сюжетах всегда стараемся сбалансировать какие-либо точки зрения. Если кто-то сказал «а», то тот, против кого это направлено, должен в ответ сказать «б». А если еще и третья сторона может выступить экспертом, то это очень хорошо. Но если я еду со своей темой в командировку, где показываю какую-то проблему, то понятно, что там будет мое мнение. А если я снимаю, как Ющенко обращается к народу, там мое мнение будет проявлено минимально. Это все-таки новости, и тут нужно не переступать грань.
Напоследок я бы хотела спросить про твое имя. Оно такое интересное! В честь кого тебя так назвали? Как тебя называют сокращенно?
Ну, давай по порядку. Назвал меня дедушка в честь моей крестной, которую тоже зовут Павлина. Он решил, что если будет девочка, назовут Павлиной, а если мальчик – Сашей. А как меня называют сокращенно… Да вообще как-то особо и не называют :). Бывает, что называют Пава, Павка, Павлинка. А еще бывает, что мое имя забывают или путают. У меня же фамилия Василенко, и Сергей Попов часто называет меня Василисой, Василиной. Иногда специально, а иногда у него это просто проскакивает. Я уже думала в новостях подписаться: «Наш корреспондент Василиса Павленко». Найдите 10 отличий. Правда, я так еще не делала, но надо проэкспериментировать :).
Беседовала Алёна Колесник