Журналист «Вікон» Владимир Завадюк: «Работа для меня – это то, что может позволить чувствовать себя свободным»

Телеканал СТБ

Он молодой, талантливый и яркий. Его сюжеты ироничные и захватывающие. Он иногда идет на провокации и не усматривает ничего плохого в том, чтобы выглядеть стильно. Владимир Завадюк рассказал мне о приоритетах в своей жизни, отпусках, своем отношении к языковой политике СТБ, а также уверил: «Вікна» – самые интересные новости в Украине.
Володя, расскажи для начала: почему ты выбрал для себя именно формат новостей?
Вероятно, это должно было произойти, и это таки произошло. Хотя на самом деле я недоученный медик… Учился на врача, потом бросил – и вот я здесь. Работать в масс-медиа начал в Виннице. Сначала – в газете, а потом попал в местный коррпункт «5 канала». В Виннице я работал и выпускающим редактором, и ведущим ток-шоу, но оно тоже было информационным. То есть на данный момент для меня интересна информация, а особенно – новости «Вікна». Это немножко иной взгляд – с юмором, с изюминкой. Говорю сразу, что мне интересны и другие форматы – например, развлекательный. Возможно, произойдет так, что я пойду вообще в какой-то другой формат. Я не ставлю приоритета – новости или не новости. Но сейчас интересует именно это. Я вижу, что здесь еще можно многому научиться. Развиваться, узнать для себя что-то интересное, научиться чему-то и у выпускающих редакторов, и у ведущих.
Как ты считаешь, какие черты должны быть присущи человеку, который работает именно в таком формате?
Здесь нужно сразу осознать, что есть разные форматы новостей. Вообще я всегда считал, что журналист должен быть все-таки яркой личностью. Почему у нас об этом не говорят? Возможно, на каких-то каналах удобно, чтобы их журналисты были серой массой. А в «Вікнах» они могут влезать в картинку, устанавливать какую-то связь с героями сюжета или даже сами стать героями. То есть в нашем формате журналист должен быть яркой, интересной, неординарной личностью, которая должна подавать информацию с юмором, с изюминкой, по-своему. Я считаю, что приоритет именно за такими журналистами.
А кто решает, как ты должен выглядеть в кадре – ты или стилист?
Я. Каких-то суровых запретов для меня нет – что делать, а чего не делать. Конечно, к советам стилистов канала следует прислушиваться. Но кроме того, неплохо иметь собственное мнение, конечно, если у тебя есть чувство стиля и вкус. Для меня просто важен внешний вид, честно тебе скажу. Я считаю, что это важно для журналиста. Когда ты появляешься в кадре, ты должен хорошо выглядеть, иметь свой стиль. С этого начинается самокультура журналиста на канале. Мы же телевизионщики, правильно? Мы несем информацию, а человек воспринимает картинку визуально.
Что же, тебе удалось создать довольно примечательный образ. Случается, что тебя узнают на улицах?
Я не скажу, что меня узнают часто, но такое случается. Например, в метро. Моих друзей это почему-то тешит, а я реагирую иначе. Для меня это повод для того, чтобы спрятаться куда-то под стол. Я себя немножко некомфортно ощущаю в такой ситуации, но в конце концов это приятно.

Твоя работа связана с оперативностью. Случается, что приходится создавать сюжеты на скорую руку, в полевых условиях, в каких-то экстравагантных местах?
Такое бывает очень часто. Экстравагантные места – это во время прямых включений, когда приходится создавать информацию где угодно. Было и такое, что мы абсолютно не успевали к эфиру, и сюжет нужно было надиктовывать просто по телефону. И я надиктовывав абсолютно из головы. В таких экстремальных ситуациях человек настолько мобилизуется, что потом в этом сюжете было минимум правок. Я был шокирован. Оно настолько классно вложилось в текст! Такие ситуации всегда заряжают, и именно из-за этого, наверное, мы работаем в новостях.
Ты всегда в курсе последних событий. В связи с этим ты еще не потерял оптимизма? Ведь новости в последнее время не особо радужные.
Новости не могут быть абсолютно хорошими или абсолютно плохими – они должны быть разнообразными. Смысл в том, что информацию с помощью определенных стилистических приемов можно подать по-разному. Опять же говорю: СТБ так подает информацию, что после наших новостей не хочется уйти куда-то подальше от телевизора и больше не возвращаться. Я думаю, что после того, как люди смотрят наши новости в десять вечера, они ложатся спать с хорошим настроением. «Вікна» – это самые интересные новости страны. Вот и все.
Сколько тебе нужно времени, чтобы отдохнуть от работы и соскучиться за ней?
Всегда происходит по-разному. Но у меня никогда не было достаточно длинного отпуска. Когда я еду куда-то, для меня 10 дней – это уже много, хватит 5-7. Просто где-то на 9-й день я уже говорю: «Все, я хочу работать». Это, возможно, выглядит как-то наигранно, но для меня это так. Я трудоголик и неистовый карьерист, поэтому для меня работа – это очень большой приоритет. Работа – это фактически самое главное, что есть в моей жизни, кроме близких людей. Это то, что может позволить чувствовать себя свободным.
В отпуску или на выходных ты чувствуешь себя оторванным от информационного пространства? Стараешься смотреть новости?
На выходных я, случается, вообще не открываю информационные ресурсы, так как в основном в понедельник я все равно все и обо всем узнаю. В эти дни мне хочется просто отоспаться, иногда посмотреть телевизор, пойти в любимую кофейню на кофе с близкими сердцу людьми или банально пообщаться в Нэте. В последнее время даже итоги недели на наших каналах смотрю реже, чем раньше. Возможно, иногда бывает слишком много информации на неделе, поэтому от нее хочется отдохнуть.
Ты хорошо говоришь по-украински. Как ты относишься к критике языковой политики СТБ?
Много моих знакомых спрашивают: «Зачем «етер», «проєкт», «спеціяльний», «секретаріят»?». Объяснять некоторым просто без толку. На самом деле у нас на канале безумно классные литературные редакторы. Это язык, который должен бы быть, но который не есть сейчас в Украине. Безусловно, это фишка канала. От этого нельзя отказываться, я считаю. Я замечаю, что механически начинаю в повседневной жизни употреблять эти слова, так как мне это нравится. Это эксперимент с украинским языком. Никто никогда не говорил, что должны быть только так – и больше никак. Но почему бы не экспериментировать? Поэтому я отношусь к такой критике абсолютно нормально. К тому же, я учусь в Институте журналистики в Университете Шевченко, и там очень солидные люди – языковеды – уважают наш языковой формат. Я считаю, что это уже показательно.
Тебе кажется, что это помогает узнаваемости канала?
Конечно помогает, еще и как!
Беседовала Алёна Колесник