Оператор «Вікон» Денис Швец: «Бывает, целый день бегаешь с камерой на плече. К вечеру плечо начинает неметь»

Телеканал СТБ

Его работа – создание той картинки, которую телезритель потом увидит на экране в очередном выпуске новостей. Телеоператоры всегда остаются по ту сторону камеры, но несмотря на это важность их работы переоценить трудно. Весь иначе что мы будем смотреть по телевизору?
Денис, расскажи для начала: как ты стал оператором «Вікон»?
У нас на канале работал режиссер Сергей Толкушкин. Мы вместе с ним учились в институте Карпенко-Карого, сняли его курсовую работу. И на фестивале «Відкрита ніч» нашу ленту отметили в номинации «Лучшая режиссерская работа». После награждения в Доме кино мы решили отметить событие парой бутылочек пива. В то время я учился на стационаре и хотел найти себе подработку. И я спросил у Сережи, есть у него вакансии операторов на телевидении? И он мне дал телефон главного оператора Вячеслава Скачевского, который и взял меня на стажировку. Как позже выяснилось, мой отец и Вячеслав знакомы еще по институту. Отстажировался месяц. Конечно, Славику было поначалу страшновато выпускать меня в большую новостийную жизнь, потому что я впервые столкнулся с телевидением – большую часть времени я работал в кино. Тем не менее он меня таки пустил в большой мир новостей.
Сколько ты уже работаешь здесь?
Третий год.
А что ты считаешь самым интересным в своей работе?
Наверное, это все-таки непредсказуемость. Непредсказуемость того, что, где и как мы будем снимать. Например, в том же кинопроизводстве есть определенный сценарий, есть раскадровка, когда оператор у себя в голове может визуально выстроить картину. В новостях же такого нет. Ты подъезжаешь на место съемки, журналист тебе сказал, какая тема – политика или какой-то социальный сюжет – и ты уже на месте начинаешь ориентироваться, что надо для этого сюжета.
Интересно, тяжело постоянно камеру носить на плече? Сколько она весит?
Камера в полной амуниции весит около 15 килограммов. Плюс штатив, который порядка килограммов 7-8 еще весит. Конечно, хорошо, если на съемку едет журналист, а не журналистка – он может хотя бы штатив носить. Бывают такие съемки – например, демонстрации, митинги какие-то, – где работа со штативом нереальна. Потому бывает, целый день бегаешь с камерой на плече. Естественно, устаешь, к вечеру плечо начинает неметь. Но в этом есть тоже свой позитив: когда какие-то экстраординарные сюжеты снимаешь, это очень интересно. Поэтому оно компенсируется.
А что тебе было бы интересно поснимать, кроме новостей?
Наверное, я все-таки хочу в будущем вернуться в кино. Если можно так выразиться, я в кино вырос: я снялся в двух фильмах, в рекламе, озвучки были на киностудии Довженко. Все мое детство и юношество было связано именно с кинематографом, с этой киностудией. Плюс институт Карпенко-Карого готовит скорее кинооператоров. Поэтому скорее всего я бы вернулся в кино. В телевидении на данный момент, кроме новостей, меня больше ничего не может заинтересовать. Разве что какой-то шедевральный проект – как «Танцуют все!». Я работал в нем оператором новостей. Я бы поработал в таком проекте – когда есть момент неожиданности, когда ты должен реагировать в считанные секунды. Если ты вдруг не поймал какую-то эмоцию, то в конечном итоге может провалиться целый этап съемочного процесса.

А в чем принципиальное отличие кинооператора от телеоператора?
Здесь все очень просто. Разница только в орудии – в камере. Видеокамера в большинстве случаев сама все делает за оператора. Она объект съемки обрабатывает намного проще. В кино ты полностью отвечаешь за все сам. Отвечаешь за свет, за его мощность. Если это пленка, ты должен работать с экспозицией. Если это цветная пленка, ты должен учитывать слои. Это только самое основное. Потом идет проявочный процесс. Тут тоже надо работать с проявщиками для того, чтобы они правильно составили реактив, проявитель, фиксаж… После печати негатива идет печать позитива. Здесь уже нужна цветокоррекция. Когда есть звук, нужно сводить его с изображением. Если можно так сказать, то работу кинооператора я оцениваю как работу хирурга. Какая-то мельчайшая ошибка – и может «полететь» определенный объем кинопленки, которая в наше время стоит очень недешево. Если ты сделал брак, стоимость этой пленки будут вычитать из твоего гонорара. А в телевидении камера все делает сама. Ты сбалансировал – она держит цвет. Звук тоже пишется параллельно. Ты только пришел, порезал на монтаже изображение, склеил – и готово.
Скажи: тебе как-то пригодились в жизни навыки, приобретенные на работе?
Конечно. Камеру я в руках держу с самого детства. У меня вся семья – киношники. Бывают моменты, когда друзья просят снять какое-то мероприятие, событие. Бывают и возможности заработка…
Свадьбы?
Кстати нет. Я принципиально не снимаю свадьбы.
Почему, Денис?
Дело в том, что отец у меня тоже оператор, и мы с ним достаточно много поездили по свадьбам – я был его помощником. И много чего перевидал на свадьбах, бывало, даже сам снимал. Просто я не могу найти того творческого удовлетворения, которое нахожу в тех же новостях, где есть возможность себя проявлять. На свадьбе ты даже не знаешь, где гости невесты, где гости жениха, где мамы-папы… Когда это твои знакомые, у которых ты знаешь даже родителей, тогда проще. А на чужих свадьбах я не могу себя реализовать – именно в этой сфере съемок.
Кадры, отснятые любительской камерой, не имеют шансов попасть в «Вікна»?
Почему же? Могут попасть, если снято что-то важное. Когда нет «болтанки», то есть кадр не трясется, когда нет размытости, когда соблюдается хоть малый процент композиции кадра – есть вероятность, что это может попасть в новости. Особенно если это с каких-то ЧП, митингов, стычек, драк. Не всегда бывает, что кадр соответствует всем правилам операторского мастерства. Здесь уже имеет значение не сама композиция, а то, что происходит в кадре.
А тебе никогда не бывает обидно, что ты остаешься за кадром? Никогда не хотелось бы оказаться по ту сторону камеры?
Честно сказать, я бываю в кадре. Это чаще всего «паркетная» съемка. Верховная Рада, Кабинет Министров, Администрация президента. Что можно снять в квадратной комнате, кроме основных планов – журналистов и раскадровки человека, который дает пресс-конференцию? Операторам надо как-то перебиваться. Как? Снимать друг друга! И неоднократно мне звонили родственники и друзья и говорили: «Денис, мы тебя с камерой по телевизору видели!» Поэтому в рабочем процессе я попадаю в кадр.
Приятно?
Приятно, но я никогда себя не видел, что самое интересное. Хотелось бы хоть раз на себя посмотреть со стороны.
Беседовала Алёна Колесник