Наталья Франчук: «В какой-то момент я по-другому оценила работу ведущего. Оказывается, это очень сложно»

Телеканал СТБ

Команду, которая работает над передачей «За Вікнами», трудно обвинить в недостоверности сюжетов – ведь всю информацию журналисты проверяют на себе. Их расследования всегда касаются наболевших тем и отличаются живостью подачи и своевременностью. Ведущая передачи Наталья Франчук в разговоре со мной вносит ясность во многие интересующие зрителей вопросы и оценивает развитие программы за время ее существования.
Наташа, ты стала ведущей передачи летом прошлого года. Какими были твои обязанности в проекте до этого?
Весь прошлый сезон я отработала в этом проекте журналистом. Более того: именно из журналистов выбирали ведущего программы. Потому что человек должен быть внутри процесса, иначе он просто не сможет адекватно рассказать обо всем.
Какие навыки тебе пришлось приобрести, чтобы вжиться в роль ведущей?
В какой-то момент я по-другому оценила работу ведущего. Оказывается, это очень сложно. Как стать, куда деть руки, как говорить? Естественно, со мной занималась преподаватель по сценической речи. Того, что я достаточно долго работала на радио, оказалось недостаточно. Теперь стараюсь просматривать свои подводки, чтобы исправлять ошибки.
Передача существует с 2007-го года. Ты можешь оценить ее прогресс с первых выпусков по сегодня?
В прошлом году все издания, которые печатают критику на программу «За Вікнами», называли нас «проектом безбашенных молодых журналистов». У нас действительно тогда была молодая команда: от 21-го до 25-ти лет. Поэтому мы могли влезать в то, куда взрослый семейный человек просто побоится полезть. Наши расследования были более экстремальными, но не такими глубокими. И студия была в таком же стиле. Подвал, а мы – как бы подпольные агенты. За год у нас появился какой-то опыт, мы стали более взрослыми: поднимаем более серьезные темы, и материалы стали более глубокими.
Зрители часто думают, что ведущий – это и есть автор передачи «За Вікнами»?
Сразу говорю, что это не моя программа. Когда люди пишут: «Здравствуйте, Наталья! Нам так нравится ваша программа», – меня это сильно раздражает.
Просто ведущий ассоциируется с создателем передачи.
Это понятно. Когда в прошлом году люди благодарили за сюжет ведущего, а на самом деле его готовил не он, а ты, это было очень обидно. Поэтому сейчас я стараюсь на каждом шагу говорить о том, кто именно работал над тем или иным материалом.
Но ты ведь работаешь над сюжетами?
Конечно. Вот и в следующий понедельник в программе будет мой сюжет. Я очень счастлива, что готовлю их, я для этого в программу и пришла. А вообще изначально я считала, что ведущий в этой передаче не нужен. Есть яркие расследования, люди должны их увидеть – и не стоит тратить время на просмотр ведущего. С другой стороны, зрители должны ассоциировать эту программу с каким-то конкретным человеком, чтобы понимать: есть кто-то, кто может помочь. Судя по письмам, которые нам приходят, наверное, это роль последней инстанции. Люди звонят и говорят: «Я вже зверталася куди завгодно, і тепер я звертаюся до вас, Наталю».

То есть ты чувствуешь, что ведущий – человек публичный, а журналист – боец невидимого фронта?
Да, есть такое. О чем я и говорю: теперь, когда ты отработал и журналистом, и ведущим, тебе постоянно хочется говорить людям: «Ребята, поймите: есть люди, которые делают намного больше, чем ведущий».
Когда зрители предлагают темы для сюжетов, вы часто это рассматриваете?
Мы рассматриваем это всегда. На форуме иногда пишут: «Что мне нужно сделать для того, чтобы мне хотя бы ответили – подходит моя тема или нет?» Но ведь зачастую люди пишут: «Сделайте что-то, потому что мне не нравится наш президент». А что я могу сделать? Пишут такие вещи, которые мы либо априори не можем поменять, либо это просто личная обида. При этом нет ничего, за что можно было бы зацепиться и расследовать этот факт. Но если мы видим там конкретное нарушение законодательства, мы беремся за это. Очень часто зрители становятся героями наших сюжетов. Последний яркий пример – это сюжет про луганских бродячих собак, которых отстреливают прямо на улице. Нам об этом женщина написала и прислала три фотографии. Когда мы увидели их, наша журналистка через два дня уже была в Луганске, а через неделю сюжет вышел в эфир.
Как ты реагируешь на критику, которая появляется на форуме?
На самом деле любая критика – это реакция на сюжет. Если человек не согласен с той позицией, которую озвучивает автор сюжета – значит, он посмотрел, подумал, осознал и нашел время, чтобы написать об этом… Нам очень важна реакция чиновников, но не менее важна реакция простых зрителей, которые напишут: «Я посмотрел ваш сюжет, он меня растрогал, дайте телефон, я буду помогать герою сюжета». Так было с сюжетом Дмитрия Литвиненко об инвалидах. Я стараюсь отвечать на форуме на все сообщения. Был у нас только один спор – разгромили наш сюжет о супермаркетах. Вот там мне действительно пришлось обстоятельно объяснить, почему мы именно так сняли сюжет. Но я стараюсь защищать наших журналистов, не теряя объективности.
Наташа, если не «За Вікнами», то что? В чем бы ты еще смогла работать?
Я работаю журналистом с первого курса института. Сначала на радио, потом в газете, и только потом – на телевидении. И везде в новостях. Теперь, после программы «За Вікнами», я в новости возвращаться не хочу. Изначально, когда я только пришла на СТБ, мне очень нравился проект «Правила жизни». И если бы тогда не стартовала передача «За Вікнами», то я, наверное, пробовалась бы туда, потому что мне нравятся проекты, где показывают всю подноготную нашей социальной сферы. Я не люблю гонку за оперативностью в новостях, отсутствие возможности осознать все, записать такое количество комментариев, как ты хочешь, потому что у тебя эфир, эфир, эфир… Быстро сделал, быстро выдал в эфир – люди посмотрели и быстро забыли. Сюжеты же «За Вікнами» помнят и обсуждают не один месяц. И это очень приятно.
Беседовала Алёна Колесник