Там — за кадром. «Невідомі версії» СТБ: почему Никулин отказался от царского трона

Телеканал СТБ

Уже полгода на СТБ с заметным рейтинговым успехом идет проект «Невідома версія» — эксклюзивный документальный «сериал» о закадровых тайнах главных хитов советского кинематографа. Лучших фильмах Эльдара Рязанова, Леонида Гайдая, Владимира Меньшова… В конце июня был юбилейный, 25-й, проект. Форма подачи оправдана: вначале непосредственно кинобестселлер, затем — «фильм о фильме». Некоторые зарубежные телекомпании уже проявили интерес к фирменному циклу СТБ, и вскоре этот же телепродукт, возможно, появится на НТВ. А то и на некоторых телеканалах стран Балтии.

Шеф-редактор и непосредственный куратор «Невідомих версій» Алексей ГЛАДУШЕВСКИЙ в интервью «ЗН» рассказал… почему Терехова не сыграла вместо Алентовой в хите Меньшова; как выпал из «Ивана Васильевича…» Андрей Миронов; почему веселые «Джентльмены удачи» стали грустным постскриптумом к судьбам создателей картины.

«Алентова о «Москве» уже все рассказала»

Алексей, это правда, что НТВ хочет приобрести ваши программы для показа в России?

— Все возможно. Сейчас ведутся переговоры. И надеюсь этот проект будет не только на НТВ.

Почему такие каналы, как РТР, НТВ или «Первый», сами не додумались до подобного формата? Исключение — Леонид Парфенов с его фильмами — о «Штирлице» и о «Месте встречи».

— На Первом российском нечто похожее было. Еще Алексей Пиманов создавал свои «Фильмы о фильмах». Но он делал передачи не для широкого круга. Стилистика его программ предполагала аудиторию посвященных — киноманов в частности. То есть тех, кому не нужно объяснять, кто есть кто в мире кино. Сама подача его фильмов скорее узкопрофильная. Наверное, исходя из этих обстоятельств, российский цикл в прайме и провалился. Мы же решили делать иную подачу материала. Быть «ближе к народу».

Сколько всего «золотых» названий «Мосфильма» сегодня в обороте СТБ?

— 36. Это много.

И сколько уже обработано вашей командой из этого фонда в рамках «Невідомої версії»?

— Около 25. Причем весь июнь — только премьеры. Затем — июль-август — повторы. Ближайшая премьера в рамках нашего цикла — рассказ о создании фильма «Мужики» режиссера Искры Бабич с Александром Михайловым в главной роли.

Сколько времени у вас занимает подготовка отдельного проекта о том или ином популярнейшем фильме?

— Здесь есть одна проблема. Выходим еженедельно и очень «подвязаны» под эфир. Поэтому дополнительного времени нет. Хотя параллельно работают шесть творческих групп по два человека в каждой — режиссер и автор. В такой ситуации чаще всего сталкиваемся с проблемой занятости известных актеров. Некоторые говорят: сейчас не могу, а через неделю — пожалуйста! Только для нас это порою уже поздно — эфир! Посему иногда и приходится выпускать программу «без главного актера». Просто его не было в нужное для нас время и в нужном месте. В среднем же время производства одного такого фильма — месяц-полтора.

Каким самым первым фильмом «выстрелили»?

— Это неизвестная версия популярнейшей мелодрамы Владимира Меньшова «Москва слезам не верит». Эту тему я не доверил никому! Было немного времени на съемки. Но мне, к счастью, удалось снять очень многих актеров. Уже в процессе доснимал интервью с Муравьевой. Хотя, как известно, ее трудно уговорить. Ирина Вадимовна в жизни кардинально отличается от своих экранных образов. В жизни она закрытая, строгая. А на экране — сами помните…

Правда, так и не удалось «склонить» к беседе об этом же фильме главное лицо «Москвы…» — Веру Алентову. Искали к ней любые пути! Но она оказалась непреклонной. Сказала, что об этой картине рассказала уже все! Дело в том, что она и в театре много играет, и в разных фильмах снимается. Но вот народу до сих пор нужна только ее «Москва…», а остальные работы — постольку-поскольку. Наверное, это обидно?

«Катю Тихомирову могли сыграть Терехова или Купченко»

А что вы открыли лично для себя уже не как автор, а как зритель, когда занимались историей создания той же «Москвы…»?

— Мое особое удивление связано с актерами. В своей версии о «Москве…» мы изначально многое повернули как бы с другого плана. И раскрутили сюжет с точки зрения актеров «неглавных» ролей. Сняли, на мой взгляд, замечательный диалог с популярнейшей в
50-е годы Татьяной Конюховой (ее фильмы — «Судьба Марины», «Над Тисой» и многие другие). В «Москве…» она появляется на три секунды (когда героиня Муравьевой восторгается шествием кинозвезд 50-х… Но именно Конюхова дала нам ценную информацию о картине. Рассказала о дружбе с Георгием Юматовым, судьба которого трагична: он много пил в последние годы, убил человека. И потом этот его драматический союз с актрисой Музой Крепкогорской…

Мы открыли для себя и потрясающего актера, которому сейчас уже 82 года, он болен, но все же согласился на разговор, это «король эпизодов» Виктор Уральский. В «Москве…» он играл отца Николая — если помните сцену на даче. А в «Иване Васильевиче…» он же играл милиционера. Приехали к этому актеру и выяснили: его отец — Владимир Уральский — был суперзвездой немого кино!

Потом оказалось, что любимая мною актриса — Евдокия Германова —пробовалась в ту же «Москву…» на роль Александры. Только Владимир Меньшов видел в этой роли Наталью Вавилову. И снял ее. А я смотрел фотопробы Германовой — замечательно! Правда, как оказалось, Евдокия впоследствии поменяла имя — раньше она была Диной Германовой.

Почему же вы не разыскали для своей версии Вавилову — Александру? Она за границей?

— Не в этом дело. Наталья вовсе не за границей, как пишут СМИ. Она живет замкнуто с мужем-режиссером под Москвой. Живет в достатке, выращивает цветы. Но с медиа не общается принципиально. Для этого есть серьезные причины.

Кто еще пробовался в «Москву…» на главные женские роли?

— Актриса Евгения Ветлова — очень красивое лицо. Только она смотрится как иностранка, совсем не «советская женщина».

Говорят, что Купченко и Терехова также предполагались на роль Катерины?

— Купченко не пробовалась, как и Терехова. Хотя Меньшов предлагал этим актрисам главную роль. Думаю, если бы они пришли на пробы, то он, конечно, их бы и утвердил – ту или другую. Но они отказались сами. Первой, кому Меньшов позвонил, была именно Терехова. Но она предпочла роль Миледи в «Мушкетерах» (это снимали почти одновременно). А Купченко отказалась, так как ей не понравился сценарий Валентины Черных. Сказала: «Это ерунда какая-то!» И не угадала.

Но самая потрясающая проба, которую я нашел в процессе работы над нашим проектом и не поверил своим глазам, — пробы Натальи Андрейченко на роль Антонины (впоследствии ее сыграла Раиса Рязанова). Андрейченко оказалась откровением. Она вовсе не простушка, а личность! Правда, в итоге режиссер сделал правильный выбор. Ведь должна быть героиня «главная», затем – «подруга», а третья из них — это как «небо», на котором эти две звезды сверкают. Об этом говорила и сама Рязанова. А вообще-то многие фильмы, истории которых мы изучали, оказались не такими уж «бестселлерами», как нам поначалу казалось…

Например?

— «Гараж», например! Это прекрасный фильм. Но не «массовый». Его больше ценит интеллигенция.
«С Пугачевой делать интервью проблематично»

Давно известно, что многие звезды кино сегодня за свое интервью для ТВ просят немалые деньги…

— Действительно, есть актеры, которые сразу оговаривают: мол, мы поведаем вам «то-то» — за столько-то. Хотя, казалось бы, средств именно им как раз и достает — они получают за съемочный день… И немало.

У нас было интервью для проекта о фильме «Берегись автомобиля» с Ольгой Аросевой — прекрасной актрисой. Не скрываю, мы ей платили. Потом снимали фильм о Пельтцер, лучшей подруге Аросевой, и Ольга Александровна снова попросила… Сказала: «Вы же не благотворительная организация!» Наши ребята потом еще раз приехали к ней и хотели отснять фотоматериал к сюжету о «Приключениях итальянцев в России», так Аросева снова без обиняков сказала: «Это отдельная сумма!» Но это ее право.

Кто из известных артистов (помимо Алентовой) так и остался для вас недоступен — ведь программ много и везде звездные лица?

— Некоторые «недоступны» не по своей воле! Например, Галина Польских. Она согласна участвовать в проекте. Но постоянно на съемках. Поймать невозможно. У нас есть даже отдельный список артистов, которых хотим как-нибудь со временем доснять.

Вы используете в ходе подготовки старые документальные записи?

— Я категорически против этого. Эти кадры можно использовать лишь в том случае, если актера уже нет на свете.

Если не возражаете, вспомним еще некоторые подробности из ваших «Версий»… Ну вот хотя бы — «Ирония судьбы». Чем этот «фильм о фильме», на ваш взгляд, матери-истории ценен?

— Это вообще один из самых противоречивых проектов в рамках цикла. Почему? Потому что, например, пани Барбара Брыльска, как мне показалась, достаточно жесткий человек. Возможно, из-за ее размолвки с Валентиной Талызиной. Здесь, если знаете, старые проблемы из-за Государственной премии. Когда мы поговорили с пани Барбарой, то я понял: и Талызина перегибает палку, но и Барбара «девушка с характером». Поначалу мы даже не были уверены, нужен ли эпизод их конфликта, так как он выбивался из главной линии о картине Рязанова. Впрочем, в этом была фишка.

А Аллу Пугачеву, спевшую за Брыльску, не пытались пригласить конкретно в этот проект?

— Ну что вы! С Пугачевой делать интервью проблематично. Примадонна запрашивает слишком большой гонорар. Мне же обидно за другое: так и не «вышел на связь» Андрей Мягков (Женя Лукашин).

Даже за деньги?

— Даже за деньги! Причем он это никак не аргументирует. Живет затворнической жизнью, играет на сцене Художественного театра.

Но ведь Мягков — это еще и ваша версия «Служебного романа». В этом случае как без него?

— Без него трудно. Тем более что наш фильм о «Служебном…» считается одним из самых удачных и любимых зрителями. Рейтинг именно этой «Версії» зашкаливал — более 17%. До этого большую долю собрала «Москва…» — 18%. Интересно то, что в случае со «Служебным…» никто, кроме Мягкова, Фрейндлих, Ахеджаковой, на главные роли режиссером даже не предполагался. Это единственный фильм, в котором роли были расписаны четко под актеров. Им самим тогда — в 1977-м — настолько понравилась идея и сценарий, что они сразу согласились и снялись, отменив все дела.

Единственный нюанс — Басилашвили хотел сыграть Новосельцева. Он постоянно мотался поездом из Ленинграда в Москву, был уставшим, потрепанным. Ему казалось, что именно такой герой и должен быть. Но Рязанов был непреклонен — и видел Басилашвили только в роли Самохвалова.

Как сам Эльдар Александрович отнесся к желанию другой страны «перечитать заново» истории создания его же культовых картин?

— Настороженно отнесся. Рязанов сейчас более закрытый человек, чем раньше. Все переговоры — только через его супругу Эмму. И сначала нам заявили: о старых фильмах вообще не говорим! Единственное, о чем могли беседовать — о друзьях, ушедших из жизни… Он рассказал о Юрии Белове, игравшем в «Карнавальной ночи». О некоторых других актерах. Все это вошло в проект.
«Мосфильму» выгодно сотрудничать с СТБ»

Перейдем еще к одному хиту — «Ивану Васильевичу…»?

—Изначально этот фильм строился «под Никулина». И Юрий Владимирович должен был играть и Грозного, и Буншу. А вместо Куравлева на экране мы могли бы увидеть Андрея Миронова. Только после того как отказался Никулин, отпал и Миронов. В кадре с Яковлевым органичнее смотрелся именно Куравлев.

Что же касается Юрия Владимировича, то у Гайдая поначалу вообще не было других кандидатур! И мы представили несколько версий — почему этот популярнейший комик в итоге все-таки отказался. Одна из них: Никулина насторожило то, что фильм Гайдая снимался по мотивам пьесы Булгакова, посему, дескать, его поджидала «полка». На роль Грозного пробовались также Вицин и Евстигнеев. Но оба показались Гайдаю неубедительными. А главная причина, по которой утвердили именно Яковлева, — то, что он довольно органично смотрелся в образах царя и управдома .

Кстати, был один забавный момент во время съемок самой картины. Когда Яковлева нарядили в царские одежды, то у него постоянно из-под шапки выбивалась прядь волос, и Гайдай каждый раз делал ему замечание. В конце концов Яковлев попросил у одного из помощников ножницы — и одним движением отрезал непослушную прядь!

Наталья Крачковская также нашла время для нашего проекта. Многие думают, что она ради съемок в «Иване Васильевиче…» побрилась наголо, но это не так. Это всего лишь парик! Еще мы узнали, что все «вкусности» на столе были облиты керосином, чтобы не вводить в искушение актеров и работников площадки, а икра не закончилась еще до того, как снимут сцену!

Алексей, а вы не интересовались таким вопросом: получает ли Нина Гребешкова, вдова Гайдая, хоть какие-то проценты от популярнейших картин, которые ТВ эксплуатирует постоянно?

— Получает. Что-то. Но она обладательница лишь части прав на эти фильмы. Весомая доля прав — у «Мосфильма».

Кстати, а почему ваша версия картины «Любовь и голуби» оказалась без Гурченко? Ведь до сих у всех в памяти «Людк, а Людк»?

— Людмила Марковна отказалась категорически. Мне трудно говорить о причинах. Но вот Лада Сазоненко, которая играла в этом же фильме младшую дочь Олю, в момент наших съемок оказалась в роддоме. Такой вот неожиданный поворот сюжета, который не каждый сценарист предусмотрит.

Киноконцерн «Мосфильм» во всем поддержал вашу инициативу относительно «раскопок» старых историй вокруг фильмов?

— Но это же официальный проект сотрудничества телеканала СТБ и киноконцерна «Мосфильм». Мы четко это позиционируем. Каждый кадр, который есть в наших проектах, например со Светланой Светличной или кем-то другим, — все это официально приобретено у «Мосфильма».

Если бы они не согласились сотрудничать, то и проекта как такового не было бы вообще. К тому же и «Мосфильму» это выгодно. Ведь это промо их продукции. А это тоже немалые деньги.

Мы перевернули у них архивы, фильмотеки. И обнаружили: на этой студии к каждому фильму есть своя заветная «коробочка», где хранятся все фотографии проб, все записи, все нюансы. Подобному можно у них только поучиться.
«Судьбы «Джентльменов» оказались трагическими…»

Говорят, у вас были какие-то проблемы с Ларисой Голубкиной, когда разрабатывали проект о «Гусарской балладе»?

— Проблем как таковых не было. Поначалу… Актриса согласилась вспомнить фильм, который принес ей огромную популярность. Несколько раз уточняли время. Было все оговорено. Но в итоге вмешалась «личная жизнь». В частности, жизнь ее дочери Маши, которая переживала трудный период отношений с Николаем Фоменко… Это как раз и совпало с нашими съемками. Актриса уехала решать семейные проблемы. И встреча с ней, увы, не состоялась. Вот и все!

А какие еще фильмы — из старых и относительно недавних — могли бы быть задействованы для вашей «Невідомої версії»? «Старые клячи» Рязанова подходят под «формат»?

— Пожалуй, это единственный из фильмов «позднего Рязанова», который мог быть интересен и зрителю, и нам. А из очень старых, может быть, «Офицеры» режиссера Владимира Рогового, где снимались Георгий Юматов и Василий Лановой. Но ведь не всегда угадаешь, что зритель выберет… Вот, например, подготовили «Невідому версію» любимейших «Джентльменов удачи» режиссера Александра Серого по сценарию Виктории Токаревой. И если любимая «версия» у зрителя это — «Служебный роман», то «Джентльмены» оказались менее удачливыми у публики. Зато в кругу профессионалов их высоко оценили. Может, потому, что зрители после веселой картины не захотели грустить, узнавая печальные подробности о судьбах создателей этой ленты? Об актере Раднэре Муратове, который нищенствовал в последние годы. Или о том же режиссере Сером, который покончил жизнь самоубийством. А ведь на этом драматичном материале — как бы по принципу контраста — мы и построили свой «фильм о фильме». В случае с «Джентльменами» было мало материала и поначалу было непонятно, на чем же строить сюжет. Ведь и Крамарова нет, и Леонова нет. И Фатеева нам заявила: «Да что вы ко мне все прицепились с этим фильмом, я там три секунды сыграла, что, у меня нет других ролей?»

Алексей, допустим, пройдет лет двадцать-тридцать. Многие ли фильмы дня сегодняшнего будут достойны формата аналогичного «Невідомій версії»? Многим ли зрителям будет интересно узнать тайны создания уже нынешних картин?

—Одна из проблем современного кинематографа в том, что очень мало сильных актеров. Вот одна из моих любимых актрис — Елена Морозова. Она играла в Театре Виктюка, снималась в фильме Алексея Учителя «Дневник его жены». Удивительная актриса! Талантливая, «не такая как все». Но она не на виду! Для нее не находится режиссер, сценарист. А жаль… И таких примеров — множество. Полагаю, раньше киноматографисты создавали все-таки штучный товар, а сейчас — конвейер… Какой уж к нему интерес?
Такая «доля»

Легендарные фильмы — лидеры зрительских симпатий украинцев

К концу июня телеканал СТБ показал 25 золотых фильмов, которые по-прежнему пользуются популярностью на постсоветском пространстве. К каждому из них, как замечено выше, был подготовлен специализированный проект — «о фильме».

Какие же картины — точнее, неизвестные версии их рождения — вызывают наибольший интерес у наших зрителей?

И как раз здесь оказалось много неожиданностей…

Десятка золотых фильмов, к тайнам которых по-прежнему питает интерес наша аудитория, выстраивается следующим образом (приводим только «долю» аудитории).

1. «Москва слезам не верит» — 18,10%

2. «Служебный роман» — 17,45%

3. «Иван Васильевич меняет профессию» — 15,35%

4. «Экипаж» — 13,84%

5. «Бриллиантовая рука» — 12,6%

6. «Ирония судьбы…» — 12,5%

7. «Любовь и голуби» — 10,81%

8. «Операция «Ы»…» — 10,58%

9. «Девчата» — 10,02

10. «Спортлото-82» — 9,48%

В золотую десятку зрительского любопытства, увы, не вошли ни культовое «Белое солнце пустыни» (всего лишь 5,31%), ни «Карнавальная ночь» (6,67%), ни «Джентльмены удачи» (8,16%). Самые низкие цифры у проекта об истории создания великолепного «Белорусского вокзала» режиссера Андрея Смирнова (2,77%). Безусловно, эти данные во многом зависят от сезонности демонстрации. Так как весной-летом — особенно в дачный период — аудитория расслаивается, перетекает в «другие интересы». И вполне возможно, что повторная демонстрация этих же проектов может выдать совершенно обратный процентный результат.

Зеркало недели