Канал «СТБ» в поисках исторической телеистины…

Телеканал СТБ

«В поисках истины» на канале «СТБ» — одна из немногих программ, которая говорит об украинской истории и будет популяризировать ее. Даже если и возникают множество вопросов относительно исторической обоснованности фактов и явлений, о которых вспоминают авторы, то лучше взять и проверить это самому с помощью книжки. «В поисках истины» не учит, эта программа, в конце концов, и не должна этого делать. Она стимулирует процесс учебы. О «закулисных» моментах создания программы мы говорили с ее ведущим Вячеславом Гармашем.

— Насколько в Украине сегодня есть потребность и возможность делать исторические проекты на телевидении?

— Я думаю, что потребность в истории есть всегда. История — это такой колодец, из которого можно черпать будь- что. И вдохновение в том числе. Я думаю, что в подобные проекты нужно вкладывать деньги. Хотя в реальности это удается редко. В целом украинским каналам выгоднее сериалы штамповать. Все равно канал заинтересован прежде всего в рейтингах. А людям нужны развлечения.

— Расскажите, пожалуйста, о процессе создания программы. Кто имеет решающий голос при выборе темы? (Вы, руководитель проекта Алина Семерякова или журналист, который пишет сценарий?)

— Темы у нас может приносить кто-либо. В основном, этим занимается руководитель проекта. Могу предложить я, или режиссер, или сценарист. Потом темы согласовываются с высшим руководством канала, и тогда складывается план. У нас уже план составлен наперед.

— Каким принципом руководствуетесь при подборе специалистов?
— Журналист, который пишет сценарий, расписывает тему. В целом основные источники информации при создании программы у нас — это интернет и специалисты. Через интернет находим историков, исследователей, специалистов, людей, которые исследовали эту тему. В настоящий момент мы уже знаем, что есть такие историки, которые хотят с нами сотрудничать, а есть те, которые не хотят. Некоторые с нами не хотят сотрудничать потому, что считают нашу программу нехорошей. Например, мы пытались с «Каменной Могилой» договориться, однако директор сказал нам, что все, что можно запретить, он нам запрещает: снимать внутри, брать комментарии. Другие, обычно, понимают, что телевидение — это популяризация, а не воспитание.

— Кто отвечает за достоверность фактов в передаче?

— Все отвечают. Сначала журналист-сценарист пишет эти факты, потом их вычитывает руководитель проекта, потом, если возникают противоречивые мысли, мы их выясняем с исследователем, с которым делаем синхрон. Все же наибольшую ответственность несет журналист, автор сценария. — Мистика, гадание, оборотни — эти элементы присутствуют почти в каждой программе.

Как вы позиционируете программу — как развлекательно-познавательную или все же — исторически-просветительскую?

— Я бы использовал все четыре определения. Не знаю, сложно сказать… Это же тоже интересно: все эти истории, легенды. Если сухо говорить об истории, то мы потеряем большое количество аудитории.

— Кстати, на какую аудиторию рассчитана программа?

— Это не суперинтеллектуалы, которые все знают. Здесь не об учении говорится, а об огласке. Я не верю, что телевидение может почему-то научить. Даже «Дискавери». Все равно, чтобы узнать об историческом персонаже, нужно взять книжку и прочитать. Поэтому мы рассчитываем на как можно более широкую аудиторию.

— Насколько оправданно говорят, что формат программы «В поисках истины» скопирован с русского «Приключения»?

— А насколько оправданно можно говорить, что русские «Искатели» скопировано из американских программ? Когда мы запускали проект, то пересмотрели и «Искателей», и американские, и английские, программы, для того, чтобы понять, что хотим делать мы. Мы продвигаемся все время, при этом видно, что есть общая тенденция. В последнее время мы больше отошли от документальности и реальности к историческому. Теперь нас интересует не камешек, на котором что-то там произошло, а воссоздание исторического фона. Делаем много постановок.

ДЕНЬ