PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
Илья Олейников и Юрий Стоянов в передаче «Городок»! | Телеканал СТБ
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

Илья Олейников и Юрий Стоянов в передаче «Городок»!

Телеканал СТБ

Если бы инопланетяне спросили «Какие вы?», можно было бы им смело дать кассету с программой «Городка», и они увидели бы, что мы очень разные — умные и не очень, трезвые и не совсем, добрые и злые, смешные и веселые.

Впервые жители «Городка» встретились со зрителями весной 1993 года. Бессменными авторами, а также исполнителями ролей всех персонажей, населяющих «Городок», являются Илья Олейников и Юрий Стоянов. Создатели программы избрали для себя жанр «маленького кино» на телевизионном экране.

В «Городке» превращаются в фарс самые уродливые явления нашей жизни. Доводя их до абсурда, ведущие заставляют телезрителя смеяться над собой. «Что сделалось смешным, не может быть опасным»!

Смотрите народную передачу «Городок» в пятницу, 15 февраля, в 19:15 на СТБ.


Юрий Стоянов: «Я знаю себе цену как артисту, но говорить о ней вслух не буду»!

Его популярность больше любых официальных регалий: 3000 жителей «Городка», рожденных фантазией Юрия Стоянова, и миллионы поклонников программы — красноречивые свидетели его актерского и комедийного дара.

В нем поражают контрасты — солидной, благополучной наружности и тонких дамских сигарет, которые он курит почти непрерывно; привычки жестко формулировать мысли и откровенной, чуть ли не детской чувствительности. Амплуа комического простака — и сильный, взрывной мужской характер. Драматический актер, гениально играющий женщин. Руководитель. Лидер. Бесконечно занятый человек.

— Вам нравится ваш ритм жизни? В прессе вы порой признаетесь, что не можете остановиться, не умеете отдыхать…

— Это не плюс, а огромный недостаток, признак неорганизованности. И что нехорошо — признак нелюбви к себе. Я стараюсь с этим бороться, потому что в моем возрасте не любить себя — очень опасно для моих близких. Если у тебя есть дети, особенно маленькие, ты просто обязан любить себя — иначе ты не очень любишь своих детей. Ведь любить их — это не значит приносить им ежедневно игрушки взамен себя, в семье надо быть, уделять ей время. А для этого надо уметь отдыхать и быть здоровым. Говоря, что загружен до предела, я не противопоставляю себя людям, которые — вот бездельники — работают мало. Я скорее им завидую…

— Не пробовали притормозить?

— Для меня любая остановка — это конец. Моя проблема не в том, чтобы найти несколько свободных дней, а в том, чтобы в эти дни не придумывать себе новых дел. Не допускать мысли о том, что за время твоего отдыха кто-то может обскакать тебя в твоем деле, — эта мысль опасна.

— За чем вы бежите или от кого убегаете?

— Человек все время бежит к себе и убегает от себя. Сегодня в жанре, которым я занимаюсь, мне, к большому сожалению, убегать не от кого. А к кому мне бежать? Только к Чарли Чаплину, не в обиду окружающим будет сказано.

— Вы сыграли около 3000 разных персонажей — что в них общее?

— Всех сыграл Юрий Стоянов!

— И это все?

— Ничего себе «все»! Ведь совсем разные роли построены на органике одного человека. Который прожил одну жизнь, а не несколько. Все эти 3000 персонажей пришли из моих наблюдений, из моего детства, из моей биографии, из моего умения кого-то перекривлять и показать. Это очень много.

— В детстве вы мечтали стать знаменитым, чтобы на улицах вас узнавали. Вас это радует сейчас?

— Можно ли радоваться тому, что сопутствует тебе ежедневно на протяжении последних 15 лет? Человек, как это ни страшно осознавать, привыкает ко всему — и к счастью, и к большому горю, и к успеху. Известность должна быть спутницей актерской профессии. Да, такой была мечта толстого, неуклюжего мальчика, который не блистал красотой… Естественно, ему хотелось, чтобы все было наоборот, как в сказке. Я видел, что актеры — это люди, которые всегда на виду, и раз их все узнают, то все их любят… Наша известность особого рода: герои «Городка» не ассоциируются у зрителей со звездным миром шоу-бизнеса. Мы — соседи, люди из «ящика», к которым все привыкли и к встрече с которыми не нужно готовиться. К нам относятся тепло, по-приятельски. Не было исписанных поклонниками подъездов или обещаний наложить на себя руки, если я не приду на свидание. Нет, все как-то улыбчиво, спокойно и по-доброму. Вот такая форма отношений мне нравится.

— А сколько времени достается семье?

— Я бы хотел думать, что все мое время целиком. Не в смысле моего физического пребывания дома, а в смысле отношения к близким. Кстати, оно сильно меняется с годами, становится проще. Но я очень не люблю говорить о двух вещах — о семье и о Боге. О них надо думать, а не разговаривать. Одним словом, работа и семья у меня не в конфликте. Вероятно, моя жена любит меня в том числе и за то, каков я есть.

— То есть, посвящая себя любимым людям, вы чувствуете себя внутренне свободным?

— Ну что вы, далеко не во всем! Хотя для меня чувство несвободы скорее продуктивно. Скажу вам честно: я не подвижник в своей профессии, по природе я очень ленивый человек. Очень! Поэтому всю жизнь строю таким образом, чтобы у меня для лени не было ни минуты. Был уже один такой период, когда я ленился — лежал на диване и рассуждал, что не пришло еще мое время. И оно пришло — в начале 90-х. Я не провидец, просто понимал, что, если ничего не начну делать, тогда мне точно кранты! (Смеется.) Жизнь изменилась, и вместе с ней я побежал вперед. Я стал другим человеком — никогда за собой не замечал такой трудоспособности!

-Эти перемены как-то изменили ваше отношение к себе?

— Не думаю. Вообще, я без восторга к себе отношусь. Терпеть не могу комплиментов: самые большие глупости я совершил, самые бездарные вещи сыграл, выслушав комплименты. Думаю, что про себя я сам в общем все знаю. И хорошее тоже — не думайте, что я самоед. Я знаю себе цену как артисту, но говорить о ней вслух не буду. А от похвалы со стороны мне становится неловко, неуютно. К самооценке это не имеет никакого отношения. Просто когда я вхожу в кадр с другими артистами — тем более известными, — я будто все начинаю с нуля. В этот момент более неуверенного в себе человека вы на площадке не найдете. Всякий раз приходится убеждать себя в том, что я умею делать кое-что, чего другие не умеют, и, пока не запустится какой-то серьезный внутренний механизм, пока не уйдет сухость изо рта, — не один пот сойдет.

http://www.gorodok.tv/

Повтор 16 февраля в 13:55 на СТБ.