«С Басковым точно нет!»

Телеканал СТБ

После ухода из «ВИА Гры» Надежда Мейхер подалась в телеведущие, где достигла определенного успеха. Недавно она снова вернулась к карьере певицы, начав сольную деятельность. Опережая телеэфиры, Рыбик поговорил с Надей и о жизни, и о карьере.

— Ты согласна с тем, что незаменимых людей нет?

— Я так понимаю, ты намекаешь на мою незаменимость в группе, в которой я пела. Понимаешь, это просто бренд, который никак не относится к участницам. С одной стороны, благодаря песням Кости Меладзе группа до сих пор существует, а с другой… То, что это уже не «ВИА Гра», — однозначно.

— Как изменилось твое благосостояние в связи с уходом?

— Ну, немного уменьшилось. Только я от этого не страдала. Я, скорее, страдала от того, что получала больше.

— Впервые слышу!

— Счастье не зависит от денег. Мне, конечно, удалось что-то скопить за время интенсивной гастрольной деятельности.

— И какое ты сделала самое ценное приобретение?

— Никакое. Я не считаю, например, квартиру ценным приобретением.

— Слова не мальчика… Интересно, а тебя пытались вернуть в «ВИА Гру»?

— Попытки, конечно, предпринимались. И с моей стороны были раздумья о том, не вернуться ли обратно. Но это уже нелепо. Просто я увлечена совершенно другим. У меня есть четко намеченная цель – это оперное пение, к которому я шла эти два года.

— Вот те на…

— Оказывается, опера мне дается легче, чем эстрадное пение. Я от природы могу петь народные песни любой сложности. В то же время, я не собираюсь становиться оперной певицей и петь в оперных театрах. Я хочу записать альбом известных оперных произведений в авторской обработке. И уже вчера разговаривала с клипмейкером по поводу первого клипа на «Habanera».

— А ты когда выпьешь, поешь застольные песни?

— Нет. Я вообще редко пою в компании. Честно говоря, первый раз мне задают такой вопрос. Караоке – это тоже не мое. Оказавшись после «ВИА Гры» в состоянии поиска, нашла себя в опере. Я прониклась ею еще в 15 лет, хотя тогда занималась балетом. С семи лет я выискивала в телепрограммах балетные эфиры. Помню, в деревне на летних каникулах мама зовет меня помогать по хозяйству, а я вся в балете!

— Для тебя, наверное, был праздник, когда кто-то умирал из генсеков. Тогда по всем каналам сразу транслировали «Лебединое озеро».

— Да, это правда. Потом с балета я переключилась на оперу. Мне нравилась Монтсеррат Кабалье. Когда включала её в общежитии, прибегали девки: «Что за ерунду ты включила?!». Ну а сейчас меня безумно вдохновляет Мария Каллас.

— Тебя интересует дуэт с Монтсеррат Кабалье или, на худой конец, с Басковым?

— С Басковым точно нет. А вот если бы мне предложили дуэт с Андреа Бочелли – это было бы счастье!

— Помимо оперы, тебя, судя по телеэфирам, волнуют «Невероятные истории любви». Какая из показанных историй не укладывается в голове?

— Знаешь, все укладываются. Хотя наша любовь странноватая. У нас, земных существ, самолюбие и ревность часто зашкаливают. Все истории, которые я пересмотрела, заканчиваются то монастырем, то вскрытием вен, то инфарктом. В основном плохие исходы. Каждая история не то чтобы потрясает… Заставляет иронизировать. Я не такая экспрессивная, как герои передачи. Уходить в религию из-за неразделенной любви никогда и в мыслях не было. Максимум – могу поплакать.

— Ты довольна своей телевизионной карьерой?

— Не могу сказать, что я в бешеном восторге. Но по большому счету, я не ставила целью телекарьеру. Скажем так, я удовлетворена. Самое главное, что наша команда достигла очень высоких рейтингов.

— А уже знаешь, как будешь отмечать 14 февраля?

— Я вообще о нем не думаю. Для меня любой праздник – это спонтанное движение. Хотя раньше перед Новым годом я ходила в магазин, выбирала индивидуальные подарки. Потом это мне надоело. К празднику никогда не готовлюсь.

— Тебя захлестнула эпидемия «Одноклассников»? Может, всплыли какие-то бывшие и будущие женихи? Видел там Веру Брежневу, хотя очень похоже на подделку.

— Честно говоря, ничего не слышала об этом. Что касается интернета, то впервые за два года зашла на форум, где обсуждали меня. И была приятно удивлена уровнем IQ моих поклонников: «Блин, а меня все-таки любят умные ребята!». Даже прослезилась.

— Ты после эфира часто маешься от ничегонеделанья?

— Вообще не маюсь. Мое состояние ничегонеделанья – сознательное. Я просто ложусь на кровать и закрываю глаза. При этом не сплю. Еще могу поесть или повтыкать в телевизор. Всегда есть что-то, что ждет тебя.

— А где по ночам отдыхаешь?

— В кровати.

— А по выходным?

— Тоже в кровати. После нескольких посещений клубов я сделала вывод, что на следующий день всегда эмоционально истощена. Поэтому предпочитаю отдыхать с подругами.

— На мужской стриптиз ходите?

— Нет, мне неинтересно. Я люблю стриптиз, в котором чувствуется самоотдача. А у нас нет такого – как в женском, так и в мужском. Для стриптизеров это просто работа.

— Хоть в клубы ты ходишь и не часто, но заметка о брошенном бокале в резидента Comedy Club обошла все развлекательные издания.

— Со сцены прозвучала абсолютно тупая подводка. Не скажу, что я почувствовала злость или раздражение. Просто был импульс – и я швырнула на сцену стакан. Шутка была про грудь, и, что обидно, в ней не было ничего нового. Я никому не запрещаю говорить о моей груди. Но если ты говоришь о ней, то говори интересно, а не неси фигню.

— К слову, грудь доставляет больше радости или грусти?

— Грудь дана мне природой, и, по всей видимости, я должна больше радоваться, чем грустить. Я стараюсь о ней не думать. У меня нет настольных книг типа «Всё о груди» или «Как ухаживать за грудью».

— А обращаешь внимание на улицах на девушек с большим бюстом?

— Скорее всего, я обращаю внимание на девичий взгляд или мужскую походку – на то, что отображает внутреннее состояние человека.

Журнал «Time Out»