PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
Х/ф «Я остаюсь» | Телеканал СТБ
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

Х/ф «Я остаюсь»

Телеканал СТБ

Памяти Андрея Краско посвящается.
Многие подозревают, что после смерти жизнь не заканчивается. Доктор Тырса, человек практичный и скептически настроенный по отношению ко всему, в такую ерунду никогда не верил. Пока по вине неловко брошенного шара для боулинга не оказался на пустынной равнине вместе с такими же, как он — людьми уже не принадлежащими этому миру, но еще и не принятыми в мир иной. Тут-то и понял Виктор Палыч Тырса, что жизнь, которой он жил до сих пор не так уж и плоха, и ему есть, зачем к ней возвращаться.
Смотрите х/ф «Я остаюсь» в пятницу, 1 февраля, в 22:20 на СТБ.


Последняя роль Андрея Краско…

Российский актер, за 15 лет сыгравший полсотни "суперменов из народа", умер в Одессе из-за того, что "скорая помощь" не пожелала к нему приехать. Говорят, что Краско был трезв, но не выдержал одесской жары. Инсульт диагностировали посмертно. Тогда же выяснили, что сердце актера было в таком состоянии, что он мог и не долететь до Одессы.
Краско снимался у режиссера Сергея Урсуляка в сериале "Ликвидация". Его герой Фима, добровольный помощник угрозыска, ловил бандитов в послевоенной Одессе, влюблялся, гулял под ручку с барышнями по размякшему от солнца городу. Эпизод, где Фиму убивают и он падает на руки Владимиру Машкову, снимали накануне смерти Краско…
Говорят, процесс не клеился, шел слишком долго и печально. Машков рассказывает, что все было как-то уж очень по-настоящему. Еще один мистический момент связан с сыном Краско, семилетним Кириллом. Перед отъездом Андрея в Одессу он изрек фразу: "Папа к нам больше не вернется".
Директор "Ликвидации" Михаил Бурдаков рассказывает, что Краско явился на съемки "полуживым". Он уже три дня был в Одессе, но не мог адаптироваться к жаре и духоте. Его эпизод решили снимать не с утра, как планировали, а под вечер, когда станет прохладнее. Краско становилось все хуже, съемки отложили на день, и жена Лена увезла Андрея за город – подышать.
На природе Краско начал терять сознание. Жена бросилась обзванивать частные "неотложки", просила прислать реанимобиль. Ее спрашивали: "Найдете ли 400 долларов на обслуживание?" Лена обещала любые деньги, ей перезванивали и сообщали: "Мы не приедем".
Помочь Краско согласилась только обычная муниципальная "скорая". Она добиралась слишком долго, но успела доставить Краско в ближайшую Овидиопольскую районную больницу. Там Андрей умер 4 июля в половине двенадцатого ночи. Профессиональной медицинской помощи он так и не дождался.
Коллеги, вместе с Краско игравшие в "Ликвидации", говорят, что Андрея подвело не пьянство (он с выпивкой завязал), а курение. Он даже в съемочный контракт внес пункт, разрешающий ему курить в машине.
http://www.peoples.ru/