PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
Ирма Витовская: «У меня было столько предвыборных предложений!» | Телеканал СТБ
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9InN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

Ирма Витовская: «У меня было столько предвыборных предложений!»

Телеканал СТБ

— Ирма, мечтаете сыграть Офелию?

— Это девочки первого курса мечтают. Поступив в театральный институт, приходят на занятия народными артистками, на втором курсе — заслуженными, на третьем — уже хотят просто быть в профессии, на четвертом — чувствуют себя дерьмом. В институте всех ломают. Актеры становятся зажатыми, лишаются всех умений. А потом все начинается заново… Но уже с пониманием, с ремеслом в руках.

Чтобы сыграть «бытовушку», достаточно собственной органичности. Впрочем, нет: этого хватит серий на двадцать. Персонаж надо постоянно менять, развивать. Как говорила Алла Демидова: «Даже в рамках видно, кто какие книжки читает». Леся за три года очень изменилась. А что касается Офелии… Я против всяких планов — из-за них возникают миры разрушенных иллюзий. Надо делать то, что у тебя сегодня есть. И делать это хорошо.

— Сложно играть глупость?

— Глупость играть прикольно. Мне очень повезло с педагогами. Вот уж, действительно: случайных встреч не бывает. Мне привили вкус, дали ремесло. Сыграть глупость — как раз и означает проявить вкус. Ведь можно просто сыграть дурь, уйти в пошлость. Леся иногда позволяет себе такое. Любая женщина может выйти за рамки и превратиться в ничтожество, — когда ее задели, наступили на больное место… Ведь в каждом из нас есть что-то гадостное. Иначе мы бы все были в монастырях.

…Вот, например, какой чудесный фильм у Павла Лунгина — «Остров»! Мамонов в нем — не актер, он слился со своим персонажем. Блестящая работа! Мамонов занялся вероисканием, ушел во внутреннее созерцание. Это видно. Конечно, мне бы тоже хотелось достичь таких духовных высот. Но я очень люблю жизнь, удобства, искушения, какие-то поверхностные вещи… Хотя внутренне я бы очень хотела подготовить себя к такому пути.

— Чем займетесь, когда закончатся съемки сериала «Леся + Рома»?

— Я сейчас снимаюсь в двух сериалах: «Леся + Рома» (он отнимает 12 дней в месяц) и «Ангел-хранитель» (8-10 дней). Остальное время уходит на репетиции, на какие-то съемки. У Владимира Тихого снялась в фильме «Доченька моя». В канун Нового года выйдет фильм Александра Даруги «Колье для Снежной бабы». В конце октября буду «впрыгивать» в «Четвертую сестру», которую поставил Станислав Моисеев в Молодом театре. Принимаю участие в благотворительном туре в помощь детям улицы. За все лето у меня было пять выходных — и я все их помню.

— Нескромный вопрос: на что удалось заработать за три года работы на «Лесю + Рому»?

— Если скажу, что заработала, как Брэд Питт, мне никто не поверит. Наши гонорары меньше, чем у актеров в России. При этом, на украинском ТВ я не знаю ни одного украиноязычного продукта такого качества, как «Леся + Рома» и с такой долгой историей. После «Телетриумфа», когда сериал признали лучшим в стране, я надеялась, что у нас начнут производить такие сериалы, но пока, увы…

— Как вам кажется: мужчины вас правильно воспринимают?

— Люди, идентифицирующие меня с Лесей, видимо, разочаровываются, что в жизни я — не она. Бывает, я могу превратиться в Лесю — не по IQ, а по энергии и бесшабашности. Но в Лесе больше от женщины и от блондинки, чем в Ирме.

— Вам предлагали поучаствовать в нынешней политической кампании?

— У меня было столько предвыборных предложений! В 2004 году, во время «оранжевой» революции, я очень переживала, ночевала на Майдане, отдала общему делу много денег, могла бы тогда и бесплатно помогать политикам… Тогда предложений не было. Но подставлять сейчас «Лесю+Рому» — даже искушения такого не случилось. К сожалению, власть до сих пор не понимает, что народ давно перерос политиков.

— Мама и близкие подруги не говорят: «Ирма, что ты себе думаешь? Когда дети появятся?» Даже у Леси с Ромой ребенок давно есть.

— Конечно, говорят. Я и сама об этом думаю. Но мы три года «жили» на съемках — не было никакой возможности… Я бы не хотела во время беременности работать: это все очень серьезно… Но я большой трудоголик, просто сгораю на работе. Особенно если есть хорошие партнеры. На сцене и в кадре 80% твоего успеха — заслуга партнера. Надо не себя — его любить. Если это обоюдно — получится хорошо. А если не доверяете — делайте моноспектакль.

— А в личной жизни?

— Я лидер. Не потерплю других мнений, если точно уверена, что права. Я — Козерог и Тигр, упрямая ужасно.

— Леся — активная, Рома — инфантильный: типичная украинская пара?

— Нет, просто так получилось. Все пары разные. Всегда интереснее смотреть конфликтные ситуации: он — такой, она — такая. Леся может сделать все, что угодно. Навешать Роме лапшу, сделать вид, что это он все придумал. «Женщина — шея, мужчина — голова» — древняя поговорка. «Куда шея повернет, туда голова и смотреть будет».

— Но ведь не все мужчины таковы?

— Сегодня женщины довольно часто заходят на территорию мужчин. Это ни плохо, ни хорошо. Не нужно женщин загонять в дома, возврата в прошлое нет. Но современная женщина часто теряет свою женственность, забывает о своем предназначении. Мир, на мой взгляд, катится к нехорошему. Во всем. В глобализации, в экологии. Слишком много удобств, приносящих разруху. Разлагается и душа. Что становится для женщин приоритетом? Дом с бассейном? Я не против: тоже такое хочу. Но если для этого надо что-то загубить — мне это не нужно. Достаточно маленькой дачки, где будет надувной бассейн. В жизни каждому человеку надо сдать экзамен «на вшивость».

— Вы как-то сказали, что женщина имеет право на свою личную жизнь… Даже в браке?

— Правильнее сказать — на личную свободу, на свой мир. Говорить, что у женщины нет своих тайн… Это неправда.

— Как относитесь к гражданскому браку?

— Положительно. Мы с мужем уже девять лет вместе. Четыре года жили в гражданском браке и просто не думали о регистрации, родители настояли. Понимаю, что будущим детям нужна защита… Но если у людей есть хороший стержень, воспитание, культура, они никогда не поступят подло. А сексуальная революция давно произошла.

Но я против ранних браков — до 25 лет. Когда все на страстях. В наше время надо вступать в брак, когда действительно появляется желание, чтобы кто-то был рядом. Навсегда. И я категорически против абортов. Даже если это мини-аборт. Когда в гости к моей свекрови, ей уже 73 года, приходят ее подруги, люблю слушать их рассказы о том, как все бывало раньше — совсем не так, как сейчас… Сижу и слушаю.

Смотрите фильм Владимира Тихого «Доченька моя» в воскресенье, 18 ноября, в 20:00 на телеканале СТБ.

По материалам Ксении Мелешко, «Аргументы и факты в Украине»