Алексей Чумаков: «Моя уверенность в себе все время менялась»

Телеканал СТБ

Прожив в Тюмени девять лет, Алексей Чумаков усвоил сибирское правило: сибиряк не тот, кто не мерзнет, а тот, кто тепло одевается. Соответственно, и смелый не тот, кто ничего не боится, а тот, кто может преодолеть страх. Это плюс умеренная наглость помогло ему несколько лет назад стать победителем конкурса “Народный артист” и оставаться на плаву по сей день.

— В 13 лет ты оказался в Тюмени…

— Да, мы переехали из Самарканда в Тюмень. Как сейчас помню, приехали туда летом, 1 июня, была хорошая погода. Потом мы сняли отвратительный дом на улице… то ли Национальной, то ли Интернациональной… Короче, где-то в районе Маяка, тюменцы поймут. Это был ужасный частный дом, без удобств, старый, развалюха, которая всех четверых членов моей семьи пугала. Печки там были… Потом месяцев через пять мы переехали в еще более ужасный район под названием Порт, на улицу Причальную. Жили в двухэтажном доме на восемь семей. Это была трехкомнатная квартира в деревянном доме, но без удобств, без воды. Ужасное, отвратительное место! Это было последней каплей, которая переполнила нашу чашу терпения. И мы – я, папа, мама, брат – переехали в общежитие Лесотехникума, где Строительный институт. И прожили в комнате в 16 квадратных метров (четверо плюс собака) четыре года. Там была коридорная планировка, туалеты по бокам, а душ на первом этаже общий.

— Как началось твое сольное творчество?

— Я познакомился с потрясающим человеком Василием Николаевичем Пустыльниковым, директором Театра кукол и масок в Тюмени. Тогда он был замдиректора концертно-танцевального зала, где проходило очень много банкетов, вечеринок. Он мне предложил там петь. Я выступал, пел и свои песни, и чужие. Потом я работал в ДК “Строймаш”, в дискотеке “Кому за 30”, в ресторане отеля “Кволити”, еще в “Самянге”, “Абсолюте”. Георгий Кузьмич Алманов, Станислав Анатольевич Нагаев – эти бизнесмены тогда мне очень помогли.

— У тебя не было ни администратора, ни продюсера, ты сам звонил и спрашивал: “Можно я у вас выступлю?”

— Да. Потом дошел до уровня, что меня приглашали. Но по первости сам.

— Первые песни помнишь, как писал?

— Я же не знаю нот. Мы купили с горем пополам (много пота на это ушло!) синтезатор Nsonic Ts 10-й – тогда это было круто, и я на нем начал делать первые аранжировки. На ощупь. А стихи были не стихи, а тексты для песен, это попроще. Я был вынужден писать, потому что не было авторов…

— Одно четверостишие приведи в пример.

— Самое хорошее четверостишие написал не я, а мой друг Юра Игнатов, тоже из Тюмени, сейчас живет в Москве. “Я скуке предпочел движенье, пошел искать на ж…пу приключенья”. Приятный стишок.

— А с тюменскими друзьями поддерживаешь связь?

— Поддерживаю, давно, правда, не был в Тюмени, но когда приезжаю, мы садимся, человек десять, и устраиваем творческий вечер друг друга. “А помнишь?.. А вот помнишь?..” И пьем абсент из дьюти-фри. Очень много там знакомых артистов: Жанна Прохорихина, Лена Санникова, Тимур Шквал. А была еще Оля Орлова – не бывшая солистка “Блестящих”, а другая. Она очень популярна в Тюмени. И она стала моей главной подружкой в этом городе. Эта такая взрослая тетенька-мотенька, которой уже больше 40, но она мне реально друг. Мы можем поделиться друг с другом абсолютно всем, начиная от сексуальной жизни, – всем чем угодно!.. Но, к сожалению, в Тюмени бытует правило: в своем отечестве нет пророка, меня туда меньше всего сейчас зовут, а ведь я был в России почти во всех городах и много раз. Но зато в Тюмени лет в семнадцать у меня уже был свой музыкальный коллектив, балет, я зарабатывал на этом, а в ресторанах работал попутно в те дни, когда я не ездил на гастроли по Сибири. Работал тогда по ночам, вставал часа в 2 дня…

— А перед сценой всегда волновался?

— Никогда. Я всегда очень любил сцену и получал большое удовольствие. Первое мое выступление, помню, было в Тюмени в 1995 году на Дне города, на площади у музея. Я первый раз вышел тогда с гитарой и спел песню. И получил за это 100 тысяч рублей – как сейчас 100 рублей, наверное. И отдал родителям. Потом я участвовал во всяческих конкурсах, а в четырнадцать лет был уже членом жюри. Мало того, в семнадцать я стал председателем жюри, а все остальные были взрослые дядьки-тетьки, сам удивляюсь, как так получилось. В конкурсе “Ступень” я был членом жюри, у меня хранится диплом этого конкурса о том, что я стал лучшим аранжировщиком и композитором года.

— Правда, что уже в семнадцать лет ты стал снимать квартиру с девушкой?

— Да, так и было. Как сейчас помню, на улице Коммунаров.

— Это была первая любовь?

— Да нет, что-то похожее на семейную жизнь. Я такой человек был влюбчивый раньше, я часто позволял себе влюбляться. Это сейчас у меня нет на это времени. А раньше я любил всех! Поцеловался я, кстати, в первый раз в своей жизни в Тюмени за ДК “Геолог” в парке недалеко от кладбища. Это в центре Тюмени. Девушку звали Марина, я ее называл Маринкой.

— Такие отношения хочется повторить?

— Меня устраивает сегодняшняя жизнь. Я не оглядываюсь.

— А сибирские черты характера в тебе есть?

— Я из Самарканда, я не знаю сибирских черт. Появилась ненависть к комарам и мошкам – Тюмень ведь стоит на болоте. Да ничем сибиряки не отличаются ни от кого: есть хорошие, а есть уроды. Маньяка или человека, который спасет тебе жизнь, можно встретить везде. А в основной своей массе сибиряки – позитивные люди. Хотя в Москве люди не менее открытые и улыбчивые. Но так как жизнь в Тюмени связана с моим взрослением, то, наверное, она меня сформировала.

— А как ты уехал в Москву?

— Я собрался на самолет, сел да уехал. Никто никаких посылок в дорогу не давал, деньги я тоже особо не копил.

— Деньги вообще сами льются тебе в руки или нет?

— Мне никогда деньги легко не давались и сейчас не даются.

— А мама готовила тебе в Тюмени что-нибудь очень вкусное?

— У меня мама фантастически готовит, и папа тоже. И я по сей день наслаждаюсь их тортами – родители живут в доме в 30 км от Москвы, я их перевез туда. А тюменское меню тогда называлось “На что хватило, то и едим”. Поэтому ничего изысканного не было. Пельмени лепили сами, помню. Мясо, тесто – обычные пельмени.

— А в Москве появилась наглость?

— Наглость умеренная – это хорошо. Но надо быть еще максимально дружелюбным, потому что порой незначительные вещи приводят к поворотам в судьбе. В 97-м году я написал песню и дал послушать ее знакомому диджею, который работал на радио. И тот самый Станислав Нагаев, бизнесмен, услышал эту песню по радио в другом городе. Спустя год он узнал, что я автор этой песни, нашел меня и снял документальный фильм обо мне, в котором были два клипа и интервью со мной. И все это бескорыстно. А потом кассета с этим фильмом попала к продюсеру Жене Фридлянду. Он пригласил меня сначала на кастинг мюзикла “Алиса”, а потом спустя пять лет уже на кастинг “Народного артиста”.

— Что пел?

— На самом первом конкурсе исполнял композицию под названием “У беды глаза зеленые”. Просто она мне очень и очень нравится. Ну, уже столько воды утекло, что рассказывать… Ощущение от конкурса было одно: тяжело. Причем не столько физически, сколько морально. Моя уверенность в себе все время менялась. Но я вообще считаю, что жизнь – это сплошной конкурс. Повторю, единственное, что я понимал, так это то, что ближе к концу проекта я становился все более и более уставшим.

— Влюблялся на проекте?

— В Лешу Гомана. (Смеется.) А если серьезно, то мне было не до любви. Я полностью выкладывался на репетициях и выступлениях, поэтому просто не оставалось сил на любовь. Могу сказать, что мне нравились и нравятся все девушки из группы “Ассорти”. Они действительно очень красивые и талантливые.

— Если бы сейчас оказался в Тюмени, по какому маршруту прошелся бы?

— Вообще я любил гулять по Тюмени один. Там маршрут такой: улица Республики с поворотом на Ленина и на Мельнинкайте, потом выруливаешь снова на улицу Республики – и ты уже дома. На то, чтобы пройти весь город, уходило два часа. Тюмень вообще фантастический город. Маленький, компактный! В Москве нет таких дорог, как в Тюмени: там обочины вдоль дорог из мрамора, красные, везде, а в Москве просто булыжники. В нем особая энергетика. Сейчас это такая маленькая Швеция – все красиво, чисто, особенно зимой. Фантастика!

Алексей Чумаков герой программы «Невероятные истории любви» в субботу, 17 ноября, в 18:00 на СТБ.

По материалам «Cosmopolitan»