Александр Барыкин: «Да, у меня сейчас новый период в жизни – можно его назвать «молодежным». Жена молодая – Нелли 26 лет, дочке годик, друзья жены – молодые ребята»

Телеканал СТБ

Вот так невольно поверишь в теорию волны: такой, казалось бы, популярный был певец Александр Барыкин – ни одна ж «Утренняя почта» без «Я буду долго гнать велосипед» или «Программы передач» не обходилась. И что же? И где же? Как в воду канул. Периодически возникал то там, то сям – но как-то ненадолго. Поговаривали, у Барыкина серьезные проблемы со здоровьем, и ему совсем не до творчества. Однако на съемках последних «Хороших песен» нас поджидал сюрприз: Барыкин, да не один – с красавицей – женой. И песни новые вместе поют.

Надо понимать, Александр, вы возвращаетесь?

Да, у меня сейчас новый период в жизни – можно его назвать «молодежным». Жена молодая – Нелли 26 лет, дочке годик, друзья жены — молодые ребята. Нелли стала для меня толчком — я записал много песен о ней, а потом — целый альбом под названием «Нелли» — песни там в основном в стиле мелодический рок, баллады… Ее, кстати, тоже заставил петь – она сначала помогала мне со стихами для альбома, а потом и сама песню записала. Да и волна сейчас хорошая пошла, ностальгическая, на этой почве возникла «Дискотека 80-х» — глядишь, и Сережа Минаев снова засветился, я потихоньку поднялся, сначала старые песни пел, теперь вот новые стал делать.

Не тяжело после долгого перерыва вписываться в современный формат?

Да нет, нормально. Раньше, конечно, можно было на личном обаянии проехать, а сейчас нужно очень много денег… Но сложности всегда найдутся – раньше были худсоветы, сейчас – деньги… Ну да, главное – гореть своим делом. А я горю.

Гоша, ваш старший сын, тоже продолжает заниматься музыкой?

Да, играет, у него своя группа. Сейчас он, правда, все больше в Италии работает.
С чем, если не секрет, было связано ваше долгое отсутствие?
А не любил я работать. И в какой-то момент мне неинтересно стало — устал я от праздников.

И чем занимались?

Жил в Брянске, работал на студии, писал песни. Я сейчас в Брянске – кумир и идол! Гимн города написал, гимн для брянского «Динамо» написал, с донскими казаками песню записал…

Да — да, вы, поговаривают, вообще казак и советник по культуре какого-то атамана?

Ой, да это все понты на самом деле! Это ведь как получилось – я написал песню «Кострома», послушал и решил туда добавить что-то народное – ну и сделал ее с казаками. Потом был концерт в Кремлевском дворце – «Казаки и звезды» — звезды пели с казаками. Ну, они и прониклись, дали мне за это регалии, шашку подарили, и назначили советником атамана по культуре. Еще и придумали, что у меня, якобы — казацкие корни. Но это все глупости, никому я ничего не советую, и казацких корней у меня нет. Да и вообще – не люблю я всякие эти движения – казачьи, не казачьи – это не для меня.

Александр, а можно к истокам – как вас вообще в музыку потянуло?

Ой, да начинал я, можно сказать, с младенчества, практически. Битломания тогда была, «Битлз» гремели, «Роллинги»… Помню, как мы с Вовкой Кузьминым бегали на толкучку за винилом Боба Марли – последние деньги были готовы отдать. Играл я в разной самодеятельности, потом окончил музыкальную школу, участвовал в самодеятельных ансамблях, а в 1974-м пришел в «Веселые ребята».

Почему же ушли – такой раскрученный коллектив был!

Ой, да «Веселые ребята» все прошли — Буйнов, Малежик, Глызин, мы с Кузьминым… И постоянно оттуда кто-то уходил – руководитель, Паша Слободкин, тяжелый был человек, интриган, постоянно сталкивал всех лбами — ему это нравилось. Но мы с Кузьминым ушли из-за того, что, когда группа была на пике популярности, в нее пришла Пугачева — Паша был ее поклонником. Ну и… развалила дружный мужской коллектив. Потом, правда, и сама ушла – тогда многие вернулись, мы с Вовкой – нет, у нас уже была группа «Карнавал». В 1987-м ее расформировал Минкульт как «крамольную», «развращающую молодежь», нам запретили выступать… Да и мы с Кузьминым разошлись – говорят, мы вдрызг рассорились, но на самом деле, нам просто стало тесно — у меня было море песен, у него тоже. Мы где-то мешали друг другу. Сейчас, конечно, общаемся – не враги же мы, в самом деле.

Депрессии у вас возникали?

Да нет, я вообще депрессиям не подвержен. Ну, разве однажды было – я тогда болел, мне сделали операцию на щитовидной железе (последствие выступлений в Чернобыле). Но это давно было – 12 лет назад. А сейчас — вообще никаких депрессий – что Бог дал, то и делаю. Для «Дюны», кстати, песни писал – в альбоме «Привет с большого бодуна» 80% песен – моих.

А «Велосипед» — хит всех времен и народов – любите?

Да я устал от него! Два ремикса уже сделал! Конечно, меня раздражает, что на концертах постоянно требуют «Велосипед», но бывает, он и выручает, спел – и публика разогрета.

Но дивидендов-то в свое время он, небось, немало принес?

Да нет, что вы! Все ведь забирало государство! Помню, мы с Давидом Тухмановым выпустили на «Мелодии» диск-гигант тиражом в 5 млн. экземпляров. Так Тухманов за все это получил целых 6 тыс. рублей – тогда «Жигули» столько стоили, а я – рублей 800-900. По тем временам, конечно, деньги, но в сравнении с тем, сколько я мог иметь за это… Конечно, если бы тогда платили, как сейчас, я бы уже давно имел свой «маленький свечной заводик» — студию, во всяком случае, точно. Зато сейчас таких тиражей уже нет.

С кем-то из бывших друзей-музыкантов сейчас поддерживаете отношения?

Нет. Мне неинтересно с ними — что нового я могу получить от артистов? Так, встречаюсь иногда в студиях – перекидываюсь парой слов. Дружу с художниками, спортсменами — хоть развиваюсь как-то.

Ладно, теперь – о самом интересном. Где такую красавицу-жену нашли?

Все там же – в Брянске. Нас познакомил наш общий друг. Дочке вот годик в этом году. Недавно начала ползать и сказала первое слово: «Папа»! Она сейчас в Брянске с мамой Нелли – мы ведь ездим все время. Один раз взяли ее с собой, но решили, что в ее возрасте это не полезно – пусть ей хотя бы года полтора исполнится. Но скоро перевезу тещу с малой в наш дом под Москвой – а то ребенок совсем родителей не видит.

Нелли, а чем вас завоевал Александр?

Романтизмом, обаянием, умом, песнями. Я, вообще-то его особой поклонницей не была, и творчества его особо не знала — для меня это был человек из другой эпохи. Но, наверное, это и к лучшему – если бы было иначе, дальше «дайте автограф» дело бы не пошло.

Разница в возрасте не смущала?

Нет, абсолютно. У нас странная парочка: Саша в своем возрасте – очень продвинутый и современный человек, а я как раз далека от увлечений молодежи. И, знаете, я не встречала ни одного сверстника, который мог бы сравниться с Сашей — они все какие-то глупенькие, маленькие, и абсолютно лишенные романтизма. А тут – тонны цветов, тонны стихов, тонны песен – в общем, завоевал меня. Мама моя, конечно, удивилась, но я ее убедила в том, что этого человека действительно люблю – я не из тех, кто может выйти замуж по расчету. Правда, после свадьбы оказался не совсем таким хорошим, каким был в начале…Но вообще мы с ним очень дружим, у нас абсолютно равноправные отношения, не патриархат и не матриархат.

Я смотрю, Александр, вы сейчас в хорошей форме.

А мы с Нелли каждое утро минимум по часу делаем зарядку — она меня йоговским асанам учит. А потом я ее учу вокалу – тоже минимум час в день.

Это ужас! Я пою дочке колыбельную, тут он подходит: «Не та нота!». Пою в душе, слышу: «Выше бери!». Он меня так достал, что я решила – лучше я научусь, чем буду это выслушивать.

Зато я ее везде отпускаю – хочешь на дискотеку, или с подружкой погулять – пожалуйста!

Только я и сама никуда не хочу ходить.

А вы мужу какие-то мужские слабости позволяете? Пиво там с друзьями?

Если бы они у него были – может, и позволяла бы. А так – их и нет у него. Не пьет он абсолютно, а друзья у него есть, но они все такие…приличные. С ними и не выпьешь.

Александр Барыкин в программе «Невероятные истории любви». Смотрите в субботу 27 октября в 18:00 на канале СТБ и на нашем сайте www.stb.ua

По материалам Виктории Ароновой «Газета по-киевски».