Владимир Бородянский: «Сериальное программирование распространено на всех каналах»

Телеканал СТБ

«…И это нормально». Председатель правления СТБ – об успехах канала, планах на будущий сезон, новых форматах, собственном производстве и многом другом.

В сезоне 2006/2007 на фоне остальных каналов второго эшелона СТБ выглядит баловнем судьбы. Его рейтинговые показатели растут, и в последнее время каналу удается удерживать третье (после «Интера» и «1+1») место по аудитории 18+. Канал активно расширяет свое присутствие в Интернете (запущен информационный портал Вікна, значительно расширен официальный сайт СТБ.ua). СТБ проводит рекламную кампанию информационной программы «Вікна», а недавно подписал контракт с Film.ua. На канале сильная линейка документалистики, хотя наиболее высокие рейтинги ему дает сериал «Врачебная тайна».

О перспективах развития канала в будущем сезоне «Телекритика» говорит с Председателем правления ЗАТ «ММЦ СТБ» Владимиром Бородянским. Владимир Владимирович возглавил канал в 2004 году. До этого он был коммерческим директором газеты «Московский комсомолец» в Украине», руководителем отдела управления медиа-активами «Альфа-банка» (отвечал за реализацию проектов «Наше радио», Новый канал и «Московский комсомолец» в Украине»).

– Представители канала СТБ в составе украинской делегации побывали на Каннском телерынке MIPTV-2007, проходившем в конце прошлого месяца. Какие контракты вы подписали, какой продукт приобрели?

– Подписаны наши обычные контракты: с российским Первым каналом по поводу документалистики, с французской компанией «Гомон» – по поводу французских художественных фильмов и так далее. Чего-то кардинально нового мы не купили. Сейчас мы активно ведем переговоры, и уже достигли договоренности по поводу покупки нескольких телеформатов. Я не могу сказать, о каких форматах идет речь, но скажу, что они телевизионные, а не сериальные. В течение месяца, когда вопрос их покупки будет решен окончательно, я скажу, что это за форматы и когда они будут в эфире.

– Это развлекательные или документальные проекты?

– Не знаю, к каким жанрам их лучше отнести, но элемент развлекательности, как и в любой телевизионной программе, конечно, в них будет присутствовать. Все эти продукты соответствуют основным составляющим концепции нашего канала: познание, сопереживание и добрые воспоминания.

— Какие еще новинки появятся на СТБ?

– Если говорить о фильмах, то появится премьерное кино – TV-movies – по нашему контракту с Film.ua. Будут и новые документальные фильмы, и программы для слота «Документальный блокбастер» производства компаний Discovery и National Geographic, а также британских и французских телеканалов. Мы купили новые, очень качественные, яркие и красочные фильмы.

– Могли бы вы назвать сумму, выделенную каналом на закупки в 2007 году?

– Точный бюджет я вам не раскрою, но эти суммы исчисляются миллионами долларов.

– Какой процент общей сметы выделяется на собственный, а какой – на закупочный продукт?

– Я уже как-то называл сумму, выделенную в 2007 году каналом СТБ на собственное производство, – около 3-х миллионов долларов. Это не считая новостей.

– Пока каналу удается выигрывать борьбу за рейтинги. Насколько устойчивым, по вашему мнению, будет интерес телезрителей к популярным коммерческим документальным кинофильмам и ток-шоу «под документ», в основном – российского производства?

– Сегодня эта тенденция довольно устойчива. Такой успех стал возможен благодаря последовательной программной политике телеканала и системной работе над брендом. Документальные проекты приносят каналу достаточно высокие рейтинги, они позволили нам в 2007 году существенно увеличить аудиторию. По сравнению с 2006 годом количество зрителей СТБ выросло на 25%. Еще в январе мы достигли (и сегодня удерживаем) третье место в Украине по аудитории 18+. Значит, эти проекты остаются интересными зрителю, поскольку в конкурентной борьбе часто обыгрывают сериалы, стоящие на других каналах в это же время. Насколько длительной будет эта тенденция, сказать сложно. Посмотрим.

– На вашем канале и дальше не будет места авторскому, так называемому имиджевому, документальному кино?

– Я не разделяю документалистику на коммерческую и некоммерческую. Фильмы либо интересны зрителю, либо нет. Документалистика на СТБ – продукт успешный, рейтинговый, он позволяет каналу эффективно работать, приносить прибыль акционерам и платить зарплату сотрудникам. В первую очередь, телеканал – это бизнес, и его проекты прямо или опосредованно должны приносить прибыль. Имидж – это опосредованное усиление бренда. Замечательно, когда формирование образа совпадает с зарабатыванием денег, и хуже, когда это просто трата на имидж. Я считаю, что в нашем случае бренд и успешность линейки документального кино совпадают. Авторское кино – безусловно, другой вид документалистики. Мы пока не видели подходящих нам авторских проектов, но, если таковые появятся, готовы представить их в эфире, выделив специальный слот.

Сейчас же мы продолжаем развивать направления, представленные в нашем эфире. В сентябре, с началом нового сезона, стартует линейка программ собственного производства под условным названием «Портрет». Каждый фильм будет посвящен судьбе одного известного человека постсоветского пространства. Мы расскажем, как знаменитые люди строят отношения, как они отдыхают, как воспитывают детей. Продолжит выход и программа «Невероятные истории любви».

– Планируете ли вы продавать какие-либо свои проекты?

– Конечно. Все свои проекты мы делаем так, чтобы потом их можно было продать. В прошлом году, к примеру, фильмы из цикла «Документальный детектив» были закуплены для показа в России «5 каналом» (Санкт-Петербург). Большой пакет этой же программы продан на украинский канал «Сити». Теперь на стадии завершения сделка с компанией Film.UA Distribution, которая будет представлять интересы СТБ во всем мире и продавать нашу продукцию.

– В какие страны вы планируете продавать свой продукт?

– В страны бывшего СССР, в первую очередь – Россию. Пока у нас есть договоренность с «5 каналом», ведутся переговоры с другими каналами и дистрибьюторами.

– Кто был автором концепции, согласно которой документалистика стала «становым хребтом» программной сетки СТБ?

– Это было так давно, что я вряд ли смогу выделить конкретные фамилии. В то время программным директором канала был Сергей Назаров, генеральным продюсером – Дмитрий Харитонов (ныне в.о. директора канала «Киев». – «ТК»), промо-директором – Виктория Волонтырец (ныне руководитель дирекции по маркетингу канала «Киев». – «ТК»), «главным по маркетингу» был Андрей Таранов, а кроме них – большая команда людей, сыгравших свою роль в становлении и развитии канала. Тот период был очень сложным и напряженным, и я не могу выделить кого-то одного.

– Правда ли, что основной причиной увольнения Дмитрия Харитонова с СТБ были проблемы с авторскими правами?

– Я ничего не знаю о проблемах с авторскими правами. Откуда такие слухи?

– Тогда какова была причина его увольнения?

– Мы завершили первую стадию проекта, и дальше наши взгляды на развитие канала разошлись. Поэтому мы приняли решение «жить отдельно».

– Как вы оцениваете приход Дмитрия Харитонова на канал «Киев»?

– Первые результаты работы менеджера в компании видны только через год – и это минимальный срок. Поэтому давать сейчас какую-либо оценку преждевременно.

– Теперь «Киев» тоже будет ориентироваться на документалистику…

– Это очень хорошо.

– Это значит, что у СТБ появится еще один конкурент! Какой канал вы видите своим главным конкурентом?

– Нельзя сказать, что мы конкурируем только с теми каналами, которые делают ставку на документальное кино. Ведь, кроме него, есть еще и сериалы, новости, развлекательные программы, художественное кино. Поэтому все каналы, присутствующие в Украине, являются нашими конкурентами. В большей мере – каналы первой семерки.

– В вечернем прайме с большим успехом идет «Врачебная тайна». Этот популярный сериал позволил СТБ расширить свою аудиторию. Но не утратит ли канал таким образом свою нишевость?

– СТБ – не нишевый канал. Мы считаем себя каналом, у которого понятный зрителю бренд. А бренд и нишевость – разные вещи. Соответствие бренду должно быть не только в программах, но и в сериальной продукции – во всем программном наполнении. Сериал «Врачебная тайна» наш бренд не разрушает, а наоборот, укрепляет. У него есть очень яркая черта: зрители сопереживают происходящему на экране, и именно поэтому смотрят фильм. Мы очень хотели бы, чтобы он продолжал выходить в нашем эфире. То, что сериальное программирование распространено на всех каналах – это правда, но это нормально. Сериал – телевизионный продукт, понятный зрителю и формирующий у него четкое ожидание. Это позволяет каналу иметь хорошее и долгосрочное планирование.

– Вы решили снять продолжение «Врачебной тайны» совместно с продакшн-студией Russian World Studios…

– Это достаточно дорогой сериал, и для того, чтобы продолжить его съемки, необходимо участие российской телекомпании. Поэтому, если интересы российских вещателей совпадут с нашими, мы с удовольствием купим оставшиеся серии. Сейчас эти переговоры активно ведутся, и мы надеемся, что к осени покажем продолжение фильма. Но сами мы не снимаем, а покупаем права.

– На СТБ могут появиться новые сериалы?

– Кроме «Врачебной тайны», на канале выходят три сериала – «Секретные материалы», «Коломбо» и «Мисс Марпл». Мы не планируем введения нового слота. В продолжение «Врачебной тайны» будет идти следующий многосерийный фильм – сериальная линейка сохранится. По поводу других сериалов мы пока думаем. Может, что-то и будет, но не в прайм.

– Вы подписали долгосрочный контракт с продакшном Film.ua. Все ли их фильмы форматны для СТБ?

– Мы подписали такой долгосрочный контракт, потому что, во-первых, это очень качественный продукт, во-вторых, он собирает очень хорошие показатели, которые существенно превышают остальные показатели канала, в-третьих, это мелодрамы, полностью соответствующие нашему бренду.

– С какими еще продакшн-компаниями вы ведете переговоры по поводу покупки фильмов и сериалов?

– Со всеми, кто их производит. С украинскими компаниями «Стар Медиа» и «Аврора», а также с некоторыми российскими. Но контракты пока не подписаны.

– Является ли канал СТБ владельцем прав на фильмы, снятые Film.ua?

– Нет, у нас другие условия контракта. Мы не заказывали производство, но на определенный срок выкупили права на показ в Украине фильмов, произведенных этой компанией. Собственником прав остается Film.ua, мы же просто приобрели лицензию.

– То есть, Film.ua может продавать эти же фильмы в другие страны?

– Конечно. В этом и есть бизнес продакшн-компании: стоимость фильмов превышает возможности украинского рынка.

– Планируете ли вы приобрести или создать собственную продакшн-студию для производства сериалов?

– Я считаю, что телевизионный бизнес следует строить как вертикально-интегрированную компанию, начиная от продакшна и заканчивая вещанием. Но это вовсе не исключает покупки продукта у других производителей. Правильная бизнес-модель – это когда продакшн производит продукт, который он предлагает каналу, а если тот отказывается, продукт выходит на внешний рынок. Только в этом случае продакшн не становится застоявшейся компанией, а находится в рыночных условиях и сам заботится о качестве своей продукции. И телекомпания не должна быть «доброй мамой», покупающей все, что производит продакшн – она приобретает только то, что ей нужно. У канала должно быть много разных источников для покупки продукта.

— Вернемся к международным форматам. Как вы выбрали для покупки формат «Эники-беники»? Как покупалась лицензия?

– Все произошло очень быстро. Пришел Александр Брыкайло, руководитель студии «Пилот», и сказал: «У меня есть формат. Хотите?». Мы сказали: «Хотим». Он назвал цену, и мы согласились. Лицензию покупал он.

– Какая схема приобретения форматов, по вашему мнению, наиболее продуктивна?

– Когда канал покупает лицензию и предлагает продакшну произвести продукт.

– Почему же раньше вы не покупали форматы?

– Всему свое время. Раньше канал не был прибыльным, и у него не было денег на такие сделки. Сейчас у СТБ понятная стратегия развития, у нас появились деньги, которые мы инвестируем в дальнейшее развитие.

– На ICTV прошел проект «Фабрика красоты», на Новом канале начинается «Фабрика звезд». Хотели ли вы приобрести какие-либо из этих или подобных форматов, и не собирается ли СТБ запустить какой-нибудь грандиозный проект?

– До недавнего времени не хотел. Но я считаю, что на каждом канале должно быть, по крайней мере, одно большое и яркое шоу. Сейчас мы над этим работаем. Не могу рассказать, о каком именно формате ведутся переговоры – для начала их нужно завершить. Когда это произойдет, мы об этом объявим.

– По каким критериям СТБ выбирает форматы?

– Сперва мы смотрим на соответствие формата бренду канала, дальше оценивается то, какую прибыль может принести этот проект, что он может привнести в имидж компании. Также у любого большого проекта есть косвенная эффективность: то, как он сочетается с другими проектами телеканала – это фактор, который может спровоцировать дополнительные рейтинги. Все это учитывается при принятии решения.

– Показатели проекта на телевидении каких стран могут быть адекватной «лакмусовой бумажкой» для прогнозирования успешности проекта в Украине?

– В первую очередь, в России. Но мы также анализируем успешность проекта во всех странах, где он проходил. Нельзя сказать, что, если он прошел в Америке хорошо, то и у нас будет так же, или наоборот. Это вопрос анализа причин провала или успеха. Не всегда даже успешные в России программы хорошо проходят у нас.
Я считаю, что адаптация международных форматов помогает нам получить опыт, накопленный западными компаниями. Это уже кто-то производил, люди уже знают, что нужно сделать, чтобы обезопасить себя от тех или иных ошибок. У таких программ есть большой экономический и зрительский потенциал. Иностранные форматы в сетке наших каналов дают нам возможность понять, как это можно делать, и на основе этого вырабатывать в перспективе собственные идеи.

– Могут ли украинские проекты стать успешными международными форматами?

– Могут. В будущем.

– Вы можете привести примеры?

– Пока не могу. У нас еще нет форматов, которые можно экспортировать.

– Почему?

– Потому что у нас коммерческое телевидение развивается 10 лет, а на Западе – уже 60. Раньше наше телевидение было совсем другим. Потом мы потеряли многих специалистов, ушедших в другие сферы. Потом начался новый период, когда все телевизионные специалисты вновь стали востребованными.

– Но в создании новых форматов большое значение имеет не технический прогресс, а творческая составляющая, идеи, креатив…

– Идеи, креатив – это все замечательно. Но здесь имеет значение зрелость рынка, знаний, опыта, передающегося из поколения в поколение. У нас такого опыта и умения делать это – нет. В России есть один успешный формат, который был продан за рубеж компанией ТНТ – «Дом-2». И в Украине такое может быть.

– Насколько увеличивается на канале доля собственного продукта?

– Она увеличивается постоянно. Не столь важно, насколько именно, важно, что она растет качественно. У нас нет цели производить любой ценой на 5% больше – есть цель производить качественный продукт. Не думаю, что здесь стоит говорить о долях.

Зачем телеканалу необходим собственный продукт? Потому что инвесторы, оценивающие этот бизнес, анализируют риски, связанные с его финансовой устойчивостью. И если канал легко лишить ресурсной базы (а таковой для нас является рейтинговый продукт), то финансовые риски существенно растут. Как только канал заказывает ту или иную продукцию, он становится ее собственником или имеет право «первой ночи», и эти риски существенно снижаются. Потому для любого бизнеса зависимость исключительно от внешней ресурсной базы, на которую он не влияет – большой риск. Для канала очень важно уменьшать эти риски. Его устойчивость увеличивается, когда две или три линейки в прайме он производит сам. Это означает, что эта продукция — эксклюзивная, раньше нигде не была в эфире, и у нее есть большие шансы стать очень успешной (равно как и неуспешной). Но риски финансовой неустойчивости – снижаются. Поэтому большие коммерческие каналы всегда стремятся увеличивать объемы собственного производства. Это, в первую очередь, зависит от развития рекламного рынка, потому что на то, чтобы что-то производить, нужны деньги.

У нас, – тьфу-тьфу-тьфу! – все продукты собственного производства успешны. В 2005 году на нашем канале был формат «Вопросы для чемпионов», который шел в прайм и не имел успеха. Тогда мы сняли его с эфира. В этом году все наши собственные проекты собирают долю выше средней доли канала.

– Какого продукта, по вашему мнению, не хватает СТБ?

– Не скажу. Хотя знаю, какого. Думаю, что он появится осенью, но говорить не хочу, чтоб не сглазить.

– Тогда задам вопрос немного по-другому :) Каким вы видите наполнение СТБ через год?

– Как я уже говорил, на канале должно появиться успешное шоу. Продолжится показ документального кино, сократится объем зарубежного кино, возрастет количество отечественного и российского.

– Как на СТБ происходит закупка художественных фильмов?

– Есть департамент, занимающийся отбором кино. Его сотрудники отсматривают кинопродукцию и говорят, что то или иное кино нам интересно. Дальше этот департамент передает заявки в департамент закупок, который, в свою очередь, выходит на рынок и начинает покупать, ведет переговоры с дистрибьюторами или вещателями, обладающими правами на фильмы, формирует цену, предлагает эту цену программному директору и мне.

Сейчас у нас закуплены большие пакеты старых и известных французских и итальянских комедий. Есть у нас слот культового кино, куда попадают фильмы всех выдающихся режиссеров. Мы также активно покупаем российское кино. К тому же, у нас есть пакеты советских фильмов, которые остаются и на следующий год, а также украинские фильмы производства студии Film.ua.

– А премьеры?

– В эфире будут присутствовать российские и украинские премьеры. Голливудские премьеры будут уменьшаться. Голливуд слишком дорогой.

– Можете назвать российские продакшны, с которыми вы сотрудничаете в этой сфере?

– С продакшнами в России мы пока не работаем.

– Недавно на СТБ перешли журналисты с канала ТОНИС, делавшие там программу «прАвокація»…

– Да? Возможно. Я точно не знаю, но догадываюсь, куда они перешли.

– Над какой программой они будут работать?

– У нас будет проект, абсолютно новый для украинского зрителя по форме и содержанию. Это так называемые неполитические новости. Все, от чего зритель устал, отходит в сторону, и остается только то, чего зрителю недостает. В интересном ключе в этой программе будут раскрываться значимые для нашего общества вопросы. Стиль отрабатывается постепенно. Уже сдан пилот проекта, теперь снимается вторая программа. Темы самые разные, но их объединяют эксклюзивность, насыщенность, актуальность. В общем, программа о событиях, тенденциях, явлениях, которые по каким-то причинам утаивают от общества. Все, о чем не говорят политики, все, что не попадает в новости, будет здесь и, надеюсь, не оставит зрителя равнодушным.

– Придут ли на канал журналисты, уволившиеся из информационно-аналитической службы «Интера»?

– Это вопрос к Алексею Мустафину (заместителю председателя правления по информационному вещанию. – «ТК»). У него все полномочия по набору персонала. Сейчас мы строим в нашем бизнесе такую схему, где руководители подразделений сами за них отвечают. Они должны выдавать за определенные деньги определенный результат, а способ достижения этого результата – их личное дело. Поэтому я не знаю, нанимал ли Алексей новых журналистов.

– Как вы оцениваете службу новостей СТБ? Какие задачи были поставлены перед Алексеем Мустафиным?

– Главная задача, которая перед ним стояла изначально – сделать новости СТБ отличными от других. Поскольку основной информационный выпуск у нас выходит в 22 часа, последним среди всех общенациональных каналов, нужно было сделать так, чтобы даже в это время у экранов собиралось много зрителей. Команда службы новостей вместе с Алексеем Мустафиным уже этого добилась, теперь нужно закрепить и развить этот успех. Сегодня доля новостей составляет порядка 12%. Появился четкий и понятный слоган – «Все набагато цікавіше» – формирующий у зрителя правильное представление о программе. Мне лично наши новости очень нравятся.

– Довольны ли инвесторы трансформациями в новостях СТБ, их развитием?

– Довольны.

– Руководители каких еще подразделений СТБ являются самостоятельными в операционном управлении?

– Всех. Все они имеют достаточные полномочия принимать решения на местах. Это уменьшает бюрократию, ускоряет производственный процесс и повышает заинтересованность каждого сотрудника в конечном результате.

– Будет ли меняться в новом сезоне «одежка» канала?

– Нет. Мы считаем этот дизайн очень успешным, он хорошо подчеркивает бренд канала. К тому же, теперешняя «одежка» не так долго была в эфире, чтобы успеть надоесть. Мы будем «переодеваться» в 2008 году.

http://www.telekritika.kiev.ua/
Наталия Данькова, «Телекритика» / 22.05.2007